Перейти к содержанию

Божий промысел

Жизнь в деревне Новоселовка бурлила и кипела. Лето выдалось знойным, поэтому вечерами на посиделки собирались не только девчата и хлопцы, но и старики и старухи занимали лавочки в тени под густыми деревьями и перемывали кости соседям. Без сплетен жизни в Новоселовке не существовало. Каждая старуха считала своей прямой обязанностью указать какой-нибудь молодице, на то, что она неправильно живет, воспитывает детей, сеет зерно или сажает огород. Таких молодиц в деревне было немало, потому что и сама деревня отличалась завидной размашистостью. Особенно доставалось незамужним молодицам. За их спинами перешептывались, тыкали пальцем, и обсуждали их «тяжкую» долю, в то время как сами молодицы не слишком горевали о своей судьбе. Они не обращали внимания на постоянно недовольных и ворчащих старух, понимая, что не от хорошей жизни они лезут в чужую. Они как вампиры, которым нужна энергия и питаются они эмоциями других людей, пытаясь вмешиваться в их жизнь.
Среди Новоселовских молодиц, которые впали в немилость к деревенским старухам из-за того, что не слушали их советов, была Евдокия, воспитывающая сама троих сыновей. Евдокия не была сентиментальной. Хотя она безгранично любила своих детей, обнять их лишний раз или приголубить у нее не получалось, видимо потому, что ей приходилось самостоятельно их ставить на ноги, а значит, она была и за отца, и за мать в доме. Именно это сделало Евдокию немного мрачной и замкнутой. За глаза люди называли ее детей «безотцовщиной». Но мальчики не унывали. Евдокия была уверена, что ее саму и ее детей бережет какая-то неведомая сила, потому что даже в самые тяжелые времена голода, безработицы и абсолютной нищеты, им удавалось выжить.
Саша, младший из трех братьев, был самым непослушным и самым смекалистым. Он ловко умудрялся обменивать собственноручно выстроганные из дерева пистолеты и игрушки на бутерброды с колбасой или несколько ложек сгущенки у глупых соседских мальчишек, которые, по словам деревенских старух, воспитывались в «благополучных» семьях. Только это благополучие не делало детей в зажиточных семьях счастливее. Кроме как просить и требовать, они ничего сами не умели. Оттого что Саша и его братья, в отличие от «благополучных» детей, вместо того, чтобы умереть с голоду, росли и радовались жизни, старухи возненавидели их еще больше, а поэтому каждый раз не забывали, напомнить Евдокии, что без отца толковый парней из ее сыновей не получится. «Мол, им надобна тяжелая отцовская рука и ремень», — поговаривали они. Как же были злы старухи, когда старший Ярослав и средний Савелий окончили школу, а затем техникум. Ярослав устроился на работу на животноводческую ферму, а Савелий нашел работу в городе, что повергло старух и «благополучных» молодиц в небывалый шок. Ведь у многих из них сыновья только и занимались тем, что с утра заправлялись самогоном и уже днем едва стояли на ногах или просиживали целыми днями дома у телевизора. Ни учится, ни работать они не хотели. Старухи в деревне волком смотрели на младшего Сашу, да только говорить, как прежде, что толку из него не будет, перестали, тем более у Саши было два защитника в лице старших братьев. Это пока они были маленькими мальчишками, каждый мог их обидеть, но теперь они выросли и сумели бы постоять не только за себя, но и за младшего брата, поэтому деревенские сплетницы поумерили свой пыл.
Саше исполнилось десять лет. Он был мелким и худеньким. Все штаны у него были в заплатках. На новые денег не было, а он умудрялся где-то хватать на них дырку за дыркой. Особенно стыдно было Саше, когда на его коричневые штаны, Евдокия наложила красную заплатку, потому что другого куска ткани, более подходящего, не было. Ничего не поделаешь, пришлось их надевать, не голышом же расхаживать. 
Он, как и все дети, ходил в школу и, как многие шалопаи, прогуливал ее. По утрам Евдокия ему строго-настрого наказывала учиться хорошо, и ставила в пример старших братьев. Однако Саша, делая вид, что идет в школу, удалялся с поля зрения матери и вместе с друзьями, которые уже ждали его где-нибудь в условленном месте, бежал резвиться с ними за деревню в лес или играть в футбол на местном поле. Школьные портфели в это время прятали в лесополосе, накрыв ветками и присыпав их травой и листьями. Когда школьные уроки заканчивались, Саша с друзьями забирали портфели и мчались домой, чтобы забросив их там, снова собраться на улице, теперь уже имея законное право погулять после школы. Время от времени Евдокия и другие матери получали жалобы от учителей на то, что дети прогуливают уроки, и тогда Саша с друзьями несколько дней, ходил в школу как шелковый, нетерпеливо ерзая на школьном стуле и записывая в тетрадь задания учителя. В эти дни, душа рвалась на улицу, но вспоминая сердитый взгляд матери, Саша несколько недель терпел и прилежно учился. Когда взгляд Евдокии смягчался, он считал, что заслужил ее прощение, и можно снова рискнуть прогулять школу, пока она опять не поймает его или получит очередную жалобу от кого-нибудь из учителей.
В среду утром, Саша, получив напутствие матери о необходимости учиться прилежно и только что испеченную булочку с изюмом, счастливый побежал в школу. Как только Саша исчез за поворотом на следующую улицу, он столкнулся лицом к лицу со ждавшими его друзьями. Забросив портфели в лесополосу, мальчишки решили поиграть в войнушки. Они представляли из себя офицеров и солдат, которые, несмотря на ранения, смело идут в бой с противником. Сначала они играли в лесу, но затем им стало скучно прятаться за деревьями или ползать по земле, изображая раненых солдат, и они не придумали ничего лучше, как выбрать новым местом «боевых действий» железнодорожный вокзал.
Заприметив группку детей возле рельсов, к ним вышел грозный мужик в железнодорожной униформе и, сердито сотрясая руками, крикнул, что сейчас поймает и отлупит их как следует. Дети, испугавшись, побежали прочь. Они прыгали через рельсы, чтобы как можно скорее, перебежать на другую сторону и не заметили поезда. Саша замешкался, подтягивая штаны, поэтому теперь бежал последним. Справа приближался поезд, но ни он, ни мальчишки, спины которых виднелись впереди, не видели его. Они вроде бы слышали шум, но спугнутые грозным дядькой, и, боясь быть пойманными, они бежали без оглядки. Саша вскочил на рельсы и услышал грохот справа. Он повернул голову и замер на месте. Все внутри похолодело. Прямо перед собой он увидел первый вагон поезда. Машинист мчал на полном ходу, он не заметил десятилетнего мальчика на рельсах. Нужно сказать, что Саша, хотя ему было десять лет, был совсем щупленьким. Избежать столкновения было невозможно, потому что между поездом и ним было не больше 20 см, а поезд шел на большой скорости. Саша почувствовал в воздухе запах смолы и машинного масла. Он зажмурился, успев лишь подумать, что это конец. 
Открыв глаза, Саша стоял на пригорке в пяти метрах от поезда. Перед ним с грохотом по рельсам мчались вагоны и вскоре поезд, махнув хвостом, исчез за поворотом. Что произошло и как Саша оказался на таком расстоянии от поезда, который неминуемо унес бы его жизнь, он не мог вспомнить. Это мгновение выпало из его памяти, как будто его никогда не было. Пригорок находился правее от первого вагона, то есть ни прыгнуть сюда, ни добежать до него Саша не мог, для этого ему необходимо было обогнуть первый вагон поезда, а он уже чувствовал на себе его «машинное дыхание». Сашу трясло от пережитого шока. Только сейчас до него дошла мысль, что он чудом остался жив, но он не мог осознать как. Пытаясь разобраться, что произошло, он несколько раз попробовал допрыгнуть до пригорка с того места, где он увидел перед собой поезд. Это оказалось невозможно. Если бы здесь проезжал поезд, он бы полностью перекрыл собой пригорок, поэтому не то, что допрыгнуть до него, но и добежать до него Саша бы не успел. Все последующие попытки вспомнить, как он спасся, оказались безуспешными. Дома Саша ничего не рассказал о случившемся, чтобы не заработать порку от матери, но этот день он пронес через все свое детство и молодость, пытаясь найти разгадку, но так и не нашел ее.
Будучи солидным взрослым мужчиной и проживая в городе, Саша решил в выходной проехаться по старым местам. Ему очень хотелось побывать в Новоселовке, в которой прошло его детство, посмотреть, что там изменилось, увидеть, кто из старожилов еще топчет Новоселовскую землю. Решил – сделал. Саша ехал в машине в родную деревню. Теперь Новоселовка разрослась еще больше и получила статус «поселка городского типа». До поселка осталось несколько километров и Саша, знающий здесь все тропинки и закоулки, съехал на лесную дорогу, чтобы сократить путь, проехав мимо реки. Эту дорогу до родной деревни он помнил хорошо, а судя по следам шин, она до сих пользовалась популярностью, только раньше по ней ходили пешком и ездили на велосипедах, а теперь все чаще проезжали на машинах. Окошко в машине было открыто. В лицо дул легкий ветерок. Дорога по лесу оказалась приятной. Запах хвои нежно ласкал нос и горло. Свежий воздух наполнял легкие. Городской воздух душил его, а лесной хотелось вдыхать и вдыхать. Еще несколько метров и он выедет к реке.
Саше показалось, что вдалеке, кто-то кричит. Он прислушался – ничего. «Ах, нет. Снова крик!», — подумал он, услышав чьи-то отчаянные звуки. Саша потянул рычаг на себя, и машина рванула вперед. Теперь он точно услышал. Крики раздавались со стороны реки: «Помогите!», «Помогите!». Остановив машину на берегу, Саша увидел в воде троих ребят десяти-двенадцати лет. Мальчики барахтались на середине реки и отчаянно звали на помощь. Они тонули. Саша стремительно бросился в воду. Он знал, что подплывать близко нельзя, иначе мальчики, цепляясь за него, утонут сами и его утащат под воду. Он подплыл к одному и, обхватив его со спины, направился с ним к берегу. Когда Саша вытащил первого мальчишку на берег, тот, хоть и наглотался воды, но дышал сам. Он плакал, выплевывая воду, в которой чуть не утонул, и умываясь горькими слезами. Саша снова бросился в воду. Добравшись до середины реки, он схватил меньшего мальчика лет десяти, как он сам, когда чуть не попал под поезд. Он успел как раз в тот момент, когда мальчик уже начал уходить под воду. Старший из мальчишек лет двенадцати еще барахтался на воде, но нужно было спешить, потому что силы покидали его. Он плакал и умолял Сашу спасти его. Дотащив до берега второго мальчишку, Саша передал его в руки спасенного друга и, взглянув в направлении третьего мальчика, увидел лишь пузырьки на воде как раз на середине реки, где только что еще из последних сил барахтался утопающий. Саша плыл так быстро, как никогда. Пузырьки на середине реки исчезли. Когда он доплыл туда, гладь воды не нарушало никакое движение, кроме его собственного. Набрав в легкие воздуха, Саша нырнул. Безуспешно. Снова попытка. Снова безуспешно, но, кажется, Саша увидел что-то темное возле коряги. Саша испугался, что опоздал. Он снова набрал воздуха и через несколько секунд показался на поверхности, удерживая на себе бесчувственного мальчишку. На берегу отчаянно махали руками два спасенных мальчика. Вытащив последнего утопающего на берег, он вспомнил, как оказывать первую помощь и почувствовал облегчение только когда грудь мальчика начала подниматься вверх и вниз, выдавливая воду, которой он успел наглотаться больше всех. Мальчишки еще долго не могли прийти в себя. Они так перепугались, что еще долго смотрели на Сашу, как затравленные зверьки и всхлипывали. Саша подвез их до деревни. После этого случая, он вспомнил о своем чудесном спасении и разгадал тайну того, что произошло с ним в прошлом. Теперь он восполнил провал в памяти о том мгновении, которое когда-то выпало из его памяти…
Через несколько лет, Саша снова вернулся в родные места. Он с грустью узнал, что спасенные ним мальчишки так и не смогли толково распорядиться подаренной им жизнью. Один из них попал в тюрьму за грабеж. Второй пристрастился к зеленому змию и опустился дальше некуда. Только третий, тот которого Саша спасал последним, пытался правильно построить жизнь, которую ему милосердно подарила судьба. Он даже женился и завел семью, но у него было серьезное пристрастие к игровым автоматам, которое он так и не смог победить. В результате он влез в страшные долги, распродал все, что было в доме, а со временем продал и сам дом. Жена, которая не могла больше терпеть этого унижения и стыда, забрала детей и уехала прочь к своим родственникам. Он остался один без крова над головой, без семьи и без друзей. Саша узнал, что он замерз где-то под мостом в суровую зимнюю ночь. Как глупо они поступили с шансом, который дается не каждому живущему на этой земле. Как глупо…
Саша, оставив машину на обочине, брел по разросшейся деревне. Теперь здесь все было по-другому. Среди старых домов виднелись новые постройки. Школа теперь выглядела совсем по-современному. Вместо одноэтажного барака, теперь здесь красовалось высокое двухэтажное здание. В поселке появились магазинчики, спортивная секция, и даже бильярдная и боулинг. В общем, до поселка добрались цивилизация и технологический прогресс. Здесь было много детворы, только теперь они ганяли по проселочной дороге не на велосипедах, а на скейтбордах или роликах. Правда, сами дороги желали оставлять лучшего, но детям не мешали ямки и кочки. На то оно и детство, чтобы не обращать внимания на бытовые сложности.
Саша встретил несколько совсем одряхлевших старух и мужиков, которых знал лично. Сначала они не узнали в хилом и маленьком Саше уверенного в себе, крепкого молодого мужчину, а потом со слезами на глазах бросились его обнимать. Когда то они ворчали на него и обижали, а теперь встретили как родного. Постепенно на душе у Саши отлегло. Он понял, что злословить их заставляла обычная людская глупость и что он не держит на них зла. Он был искренне рад увидеть их.
Дойдя до железнодорожного вокзала, Саша посмотрел на то место, где он нашел спасение в тот роковой день. Заметив пригорок, на котором он обнаружил себя после того, как увидел прямо перед собой поезд, у него перехватило дыхание. Пригорок зарос травой, стал ниже, но до сих пор он выглядел как маленький островок спасения среди безбрежного океана. Саша уже нашел разгадку тому, что случилось с ним в прошлом. Если бы тогда он погиб, никто бы не вытащил из реки трех мальчишек. Именно он, Саша, именно в тот день и час решил поехать именно той дорогой, что вела к реке, и именно он вытащил трех мальчишек из воды, которые также не случайно оказалась именно в этом месте и в это же время. Стало быть, в тот день, когда он сам должен был погибнуть, какая-то неведомая сила спасла его. Неважно, кто или что это было: Ангел-Хранитель или Божий промысел, важно то, что никто не может уйти из этого мира, если не пришло его время. Саша понял это. Он должен был выжить, чтобы выжили те мальчики, а они должны были выжить, чтобы повлиять на чью-то судьбу. Так должно быть. Так суждено. Сама Смерть отступит, даже там, где ее, казалось бы, не избежать, если время человека покинуть этот мир еще не пришло…

E-mail: munacralot@gmail.com
©Камалия Готти-2017. Все права защищены.