Перейти к содержанию

Эйфория

АВТОР ИДЕИ:
Сытник Сергей Александрович, г. Балаклея, Харьковская область

Много лет назад на вершине высокой горы жили монахи-отшельники, изгнанные из мира людей за свои удивительные способности – они умели читать мысли, видели прошлое и будущее, проникали в тайны мироздания и были очень мудры, но люди жестоки. Боясь непонятных им сил, люди восставали против своих братьев и гнали их прочь. Прослышав о том, что изгои находят приют на Святой Горе, отшельники устремлялись в свой долгий и тернистый путь к высокой вершине. Когда их собралось с небольшую деревню, одному пришло откровение, что здесь необходимо возвести каменную обитель, которая станет пристанищем для них и тех, кто придет позже. Обитель просуществовала несколько столетий, но со временем, монахи умирали, а новых отшельников становилось все меньше. Когда последний из монахов покинул этот мир, обитель осталась во власти природы и спустя несколько лет была разрушена бушующей стихией – дождями, снегом и палящим солнцем.
О старом монастыре давно забыли. Разве что легенды сохранили скудные воспоминания о нем. Жизнь монахов всегда была окутана тайной. Сейчас здесь ничего не напоминало о прошлом, а вдоль вершины горы образовалось небольшое поселение, но местные жители из низовья по-прежнему боялись подниматься на Святую Гору и предупреждали путешественников о том, что, если они дорожат своей жизнью, им нужно обходить это гиблое место десятой дорогой. Они говорили, что в поселении на Святой Горе люди меняются. Объяснить, как и почему меняются, никто толком не мог, но все в это верили и считали своим долгом предостеречь любопытных путешественников.  Современных людей из городской цивилизации мало чем можно удивить, поэтому они не воспринимали всерьез такие предупреждения. А может быть стоило.
Компания студентов приближалась к Святой Горе. Женя и Влад шли впереди, затем девчонки – Настя, Юля и Лариса, –  и позади Костя. Женя и Влад помогали подниматься девочкам на самых пологих пригорках, а в обязанности Кости входило следить, чтобы никто из них не отстал и не потерялся. В этом году ребята защитили дипломы, и теперь перед тем как с головой броситься на поиски работы и в круговорот самостоятельной жизни, решили группой съездить в путешествие. В конце концов, не каждый день заканчиваешь пятилетнюю «борьбу за свое светлое будущее» в институте, да еще и довольно успешно. Рассказы местных старожил о том, чтобы они обходили стороной Святую Гору, потому что с людьми там твориться неладное, были, естественно, проигнорированы. Необученные старики внизу казались молодым людям смешными и нелепыми с их предрассудками и необоснованными страхами. Когда они уходили в лес у подножия горы, местные старожилы только печально качали головами, откровенно жалея их. Путь оказался длинным, но легким. Ребята шутили, строили планы на будущее. Только когда спустя четыре часа показалась вершина горы, девчонки вспомнили о предупреждении жителей низовья и испугались. Настя первая решила признаться, что боится и хочет вернуться назад. Женька начал подшучивать над ней, поэтому Юля, которая тоже боялась, решила промолчать. Ей не хотелось выглядеть трусихой, хотя боялась она не меньше Насти, а на Ларису надежды не было, потому что всем было известно, она влюблена в Женьку с первого курса, поэтому не будет ему перечить. Настя обиделась и сбросила рюкзак не землю:
— Вы как хотите, а я возвращаюсь! – сказала она. Костя тоже остановился. Они с Костей встречались, поэтому он бы ни за что не позволил ей возвращаться одной по горам. Несмотря на насмешки Женьки, Юля слабым голоском пропищала:
— Я, наверное, с ними пойду, — все еще сомневаясь, сказала она. Смотря на Женьку, как затравленный зверек, Юля развернулась, чтобы спуститься к друзьям и замерла на месте, устремив взгляд, куда-то за их спины. Ребята не сразу заметили, что из-за дерева вынырнула красивая молодая женщина с корзинкой в руках. Помахав им, она ловко и быстро добралась до них. Сразу было видно, что она местная, и знает здесь каждую кочку, так легко, словно порхая, она поднялась к ним.
— Желаю здравствовать, — улыбчиво сказала она. — Ребята притихли. Женщина рассмеялась. – Не бойтесь, не укушу я вас. Меня зовут Марта. Я живу в поселке недалеко. Здесь не часто бывают гости, поэтому если хотите, приглашаю вас к себе на чай и вкусные пироги. – И, — она выдвинула вперед корзину, —  ягод наших отведаете. Вкуснотища! – сказала женщина, прикрыв от удовольствия глаза.
— А далеко ли это поселение? – настороженно спросила Настя. – Не на Святой ли Горе?
— Вон за той скалой, – указала вверх женщина. – Да, на Святой Горе! – весело ответила она, как будто наивный вопрос девушки ее рассмешил. 
Видя, что ребята все еще стоят в нерешительности, женщина успокаивающе добавила:
— Местные жители здесь всяких вымыслов напридумывают, — сказала она, недовольно причмокнув губами. – Вы уже на Святой Горе стоите! Как видите, ничего страшного с вами не случилось!
Ребята осмотрелись и действительно увидели позади себя на дереве обломок таблички. И как они не заметили. Это все Женька виноват. Отвлек их внимание насмешками над Настей.
— Так как, погостите у меня? – вопросительно посмотрела на них женщина, ступая вперед на тропинку, ведущую вверх к скале.
Ребята переглядывались между собой, не решаясь ни согласиться, ни отказаться, но Женька снова взялся за подшучивания и, увлекая за собой Ларису, пошел вслед за женщиной.
— Мы с вами, — крикнул он ей.
Друзьям оставалось только последовать за ними. В самом деле, не разделяться же, раз в поход шли все вместе. Кроме того, Святая Гора казалась самой, что ни на есть, обычной, даже заурядной. Поросшее зеленью и тихое место. Никакие изменения и ужасы, которыми так пугали ребят старожилы из низовья, еще ни разу за большую часть дня не встретились у них на пути.
— Ладно, — поддакнули Влад и Костя, получив немое согласие Насти и Юли. – Мы тоже идем.
Поселение было небольшим, но невероятно красивым. Расположенное среди скал и деревьев, оно напоминало маленький благодатный оазис в пустыне. Казалось, что все здесь создано природой для блага людей. Скалы защищали их от ветра и дождя, деревья наполняли воздух кислородом и ароматами спокойствия и вдохновения. Ключ кристально-чистой воды потоком ниспадал в небольшую впадину, образовывая подобие бассейна. Сами жители выглядели иначе, чем городские, или даже жители низовья. И дело не в одежде, или привычках, у них был другой взгляд, другие лица. Они были умиротворенные. Ребята с интересом рассматривали местных жителей. Они были заняты своей повседневной работой – женщины готовили еду, вышивали, занимались домашней живностью, мужчины работали с деревом и камнем. Люди здесь не думали о деньгах, у них была еда, был кров над головой, была одежда и много, очень много времени для отдыха и размышлений. Именно здесь в единении с природой, они находили покой.
Появление новых лиц в поселении вызвало интерес, но ажиотажа не было. Люди с любопытством поглядывали на группку путешественников, которые забрели к ним в гости. Марта их не обманула. У нее оказался просторный начисто прибранный дом, в самом воздухе которого витал комфорт и радость жизни. Она наскоро приготовила им обед и угостила обещанными пирогами. Воздух в горах был сладкий, опьяняющий, поэтому после еды ребят разморило. Марта любезно предложила им отдохнуть. Возле дома располагался сад, в котором чувствовалась женская рука. Костя и Настя умостились в доме, а остальные ребята развесили в саду гамаки, предложенные Мартой, и уснули сразу, как только приняли горизонтальное положение. С рассветом Женька разбудил Костю и Настю. Он был напуган. Глаза бегали как у сумасшедшего. Он не мог произнести ни слова, а только мычал и указывал рукой в сторону сада.  Сон как рукой сняло. Костя и Настя выскочили из кровати и побежали в сад. Странно, вроде бы все в порядке. Нет. Что-то не то с Юлей. Она сидела на траве, вознесся глаза к небу. Влад тормошил ее и уговаривал прийти в себя, но мысли Юли были где-то далеко. Какая-то эйфория царила в ее душе. Пытаясь найти объяснение происходящему, ребята бросились в дом искать Марту, но ее нигде не было. Как сквозь землю провалилась. А где Лариса? Лариса тоже куда-то пропала. Оставив Влада с Юлей, остальные решили отправиться на поиски Марты и своей подруги. Не пропали же они, в самом деле. Ребята спрашивали каждого встречного о том, не видели ли они хозяйку дома, приютившую их, и девушку с ней, но те только отрицательно качали головами и улыбались. Они все светились от радости, приглашали ребят в гости, предлагали накормить, и погостить. Городских ребят это изрядно выводило из себя, вызывало раздражение. Какое-то блаженство управляло умами и душами местных горных людей. После обеда Женька, Костя и Настя вернулись в дом ни с чем. Влад как-то притих, он больше не тормошил Юлю, а забился в угол сада, устремив на нее грустный и задумчивый взгляд. Настя испугалась и стала уговаривать Костю и Женю немедленно уходить отсюда.
— Мы уйдем отсюда, как только найдем Ларису! – возмутился Женька. 
— Конечно, Женя, нужно скорее найти ее и уходить. Здесь что-то непонятное творится, — паниковала Настя, не на шутку испугавшись.
В сад донесся звук открывающихся и закрывающихся дверей. Оставив Юлю и Влада, ребята бросились внутрь дома. Лариса и Марта несли небольшие корзинки, полные ягод.
— Где ты была? – заорал на нее Женька, покраснев от злости и от страха за нее одновременно.
Лариса удивленно, но умиротворенно посмотрела на него.
— Я ходила по ягоды, — просто ответила она, протягивая ему корзину.
— Какие Я-Г-О-Д-Ы?! – кричал Женька. – Мы тут чуть с ума не сошли! Думали, ты пропала!
Лариса была спокойна. Она поставила корзину на стол и, подойдя к Женьке, положила руки ему на плечи.
— Не стоило волноваться за меня. Со мной все в порядке. Мне здесь нравится. Я хочу пожить здесь несколько дней.
У Жени отвисла челюсть. Лариса смотрела на него большими равнодушными глазами. В них не было ничего, кроме странной эйфории, блаженства, от которого у Женьки бегали мурашки по коже. Он схватил Ларису за руку и потянул к двери:
— Мы сейчас же уходим!
— Нет! – ловким движением освободила руку Лариса. – Я хочу остаться! – настойчиво сказала она, смотря на Женьку таким же пустым равнодушным взглядом. Все это время молчавшая Марта вдруг заговорила, что нет ничего плохого в том, что девушка хочет остаться, ведь она совсем не против, чтобы та погостила у нее и что она будет рада, если они все еще побудут у нее. Марта светилась самой искренней улыбкой, а глаза ее были наполнены любовью ко всему человечеству. Ей было все равно, кто будет у нее гостить. Она любила всех и каждого. Как же они вчера не заметили этой странности. А ведь старожилы предупреждали, что на Святой Горе с людьми происходит неладное, они меняются. Что же делать? Не тащить же Ларису силой. В поселке много здоровых мужчин. Если Лариса и Марта поднимут крик, ребятам не сдобровать. Юлька с Владом тоже не в себе. На плечах всех не потащишь. Оставалось пойти на хитрость. Женька согласился остаться еще на одну ночь, если Лариса завтра пойдет с ним. Девушка подумала и с легкостью согласилась, чмокнув Женьку по-братски в щеку. Губы у Женьки задрожали. Поцеловав его, Лариса, напевая себе что-то под нос, вернулась к корзине и стала перебирать ягоды, больше не обращая на него никакого внимания. Настя боялась отойти от Кости, ища у него защиты. Женька неустанно следил за Ларисой. Юля вскоре оторвалась от созерцания облаков и присоединилась к подруге и хозяйке дома. Вместе они управлялись на кухне. Влад, словно на привязи, пошел за Юлей, сел на скамейку и тихо наблюдал. Он преобразился. В его взгляде появилось странное спокойствие и блаженство. Костя, Настя и Женька пребывали в состоянии непонимания и страха, но действовать решительно не отваживались. Незаметно перебросившись словами, они предположили, что попали в секту, и боялись, что теперь не выберутся отсюда живыми. «А девчонок и Влада, наверное, чем-то опоили», — предположил Женька, от негодования сжимая кулаки. Ночь была долгой. Сладкий горный воздух наполнял легкие. С каждым вздохом, ребята ощущали себя спокойнее. Утром, они чувствовали слабость и какую-то негу во всем теле. Идти никуда не хотелось. Все, чего требовали тело и душа – это наслаждение природой и миром, который царил вокруг.
Проходил день за днем, а ребята совсем привыкли к местной жизни. Теперь они мало чем отличались от здешних жителей. На их лицах было выражение блаженства и эйфории, только в глазах отражалась пустота. Через две неделю погода испортилась. Несколько дней дул сильный холодный ветер. Вместе с испортившейся погодой, изменилось и состояние людей вокруг. Они стали раздражительны, агрессивны и злы. Их ярость нарастала с каждым порывом ветра. Первое убийство, свидетелями которого стали ребята, не вызвало у них шока. В тот злосчастный день, хозяйка дома Марта отправилась после обеда по своим делам. За те две недели, что ребята гостили у нее, она часто уходила из дома после полудня, предоставив их самим себе. Чувствуя, как мрачность проникает в их души и мысли, ребята, с трудом сдерживая свое раздражение, старались не выказывать его и чтобы хоть немного развеяться пошли прогуляться по деревне. Прогулка оказалась невеселой. Жители, встречавшиеся им на пути, были мрачны и неприветливы. От былого добродушия не осталось и следа. Люди смотрели друг на друга как волки, а в их глазах отражались хищнические порывы. Выйдя за пределы деревни, ребята углубились в горную чащу, поросшую деревьями. Чем выше они поднимались, тем сильнее становилось их раздражение, и серее лица. Неожиданно впереди послышались вздохи. Ребята насторожились. Поддавшись любопытству, они отвлеклись от собственных раздумий и ощущений. Они прильнули к кустам, плотно усыпанным листьями, и увидели как мужчина, склонившись над женщиной, страстно целует ее. Пара расположилась на небольшом участке травяного настила. Впереди в нескольких метрах открывался удивительный вид на горы, голубое небо и на пропасть внизу.
Женщина обвила свои руки вокруг спины мужчины, поглаживая его. Какое-то первобытное желание доминировало над любовниками. Тело женщины, в которой ребята узнали Марту, напряглось. От прикосновения сильных мужских рук оно изгибалось дугой. Женщина вцепилась пальцами в черные густые волосы мужчины. Неожиданно внутри горы что-то завыло, как будто по каменным протокам пронесся голодный ветер, ищущий свою жертву. Из пещеры вырвался стремительный поток прохладного воздуха. Он пронесся над молодой парой, упоительно слившейся в одно целое, ударил в лица ребятам. Страсть уступила место ревности и стыду. Марта, вдруг попыталась отстраниться от мужчины, но он, вдохнувший прохладный горный воздух, вырвавшийся из пещеры, не мог остановиться. Его рука, как глыба прижимала ее к зеленой траве. Воздуха не хватало. В глазах выступили слезы. Марта вцепилась в его руку, и, вскрикнув, оттолкнула его. Присев, она тяжело дышала и испуганно смотрела на него. Любовник рассвирепел. Чувство ревности и обиды застилало здравый рассудок. Он вскочил на ноги и больно пнул Марту. Слезы застыли в ее глазах. Она глубоко вдохнула, наполнив легкие горным воздухом из пещер, и на лице ее отразилось негодование. Женщина ловко подскочила на ноги и, смеясь в лицо мужчине, плюнула в него, выкрикивая унизительные слова. Глаза бывшего любовника наливались кровью. Он резко схватил Марту и потащил к краю уступа. Она начала кричать, но он одной рукой прикрыл ей рот. Ребята, как завороженные смотрели на происходящее. Вместо того чтобы броситься женщине на помощь, они ждали, чем закончится ссора любовников. Горный воздух из пещеры продолжал наполнять их легкие, и будить в них низкие инстинкты. Ребятам хотелось зрелищ и крови. Через несколько секунд все было окончено. Дотащив Марту, которая она как дикая кошка царапала мужчине лицо и грудь, до края уступа, он одним рывком сбросил ее вниз. Ни жалости, ни сострадания. Как победитель, бывший любовник вернулся к своим вещам, быстро оделся и, как ни в чем не бывало, засобирался в деревню. Позади, за спинами ребят, послышался шорох. Они оглянулись и увидели нескольких жителей  деревни. Те находились поблизости и тоже прибежали на шум. Как и ребята, жители с нездоровым блеском в глазах, просто наблюдали издалека за всем происходящим, а когда все закончилось, с ледяным равнодушием развернулись и пошли вслед за убийцей.
После этого случая девчонки ополчились на парней. Обычно тихая и неуверенная в себе Юля периодически выходила из своего космического состояния блаженства и в эти минуты, она находила повод, чтобы упрекнуть всех и вся в том, что они ее раздражают и мешают ей духовно расти. Влад от смен настроения Юли стал похожим на параноика. Он скрипел зубами, когда она начинала упрекать или дразнить его и сжимал кулаки, когда видел ее рядом с Женькой или Костей. В нем просыпалось страшное чувство ревности. Горный воздух из пещер все быстрее разлетался по деревне, пробуждая в людях голые инстинкты. Вечером снова случилась беда. Заметив, как Юля подошла к Косте, и угощает его ягодами, Влад рассвирепел. Словно змея, его обвило чувство ревности и душило его, пока он не освободил его из своей души. Неистово взглянув на Юлю, он набросился на нее и стал душить. Ребята кинулись на помощь девушке, но руки Влада мертвой хваткой сдавливали ее горло. Мгновение и жертва больше не двигалась. Руки у нее стали ватные и безжизненно лежали вдоль тела. Лик смертной боли сменился спокойствием. На губах играла улыбка, как будто она насмехалась над своим убийцей. Увидев мертвое тело любимой, Влад, крича как дикий зверь, выбежал на улицу, сметая все на своем пути. Он сбил с ног местного жителя, а тот, рассвирепев, схватил с земли увесистый камень и молотил ним по голове Влада, пока она не превратилась в кровавое месиво.
Споры, битье глиняной посуды, кулачные бои между мужчинами и выяснение отношений с побоями между мужчинами и женщинами как пожар вспыхивали то в одном доме, то в другом, то подобно смерчу пролетали по улице, захватив тех, кто попадал в его круговорот. Даже дети стали похожи на маленьких зверей. Обозленные, они нападали стаями. Избивали тех, кто попадался на пути. С Костей и Настей тоже творилось неладное. Вместо того чтобы остановить это безумие, они сами ощутили желание убивать, уничтожать, кромсать и крошить все, что попадется под руку, будь-то живое или мертвое. Они перестали контролировать свои эмоции, накрывающие их как снежная лавина. В ход пошла не посуда, а все прошлые обиды. Малейшие проступки прошлого были припомнены и высказаны, а точнее выплеснуты с упреками и обидой. Они уже готовы были разорвать друг друга, но с выяснением отношений их опередили друзья. Лариса как кошка набросилась на Влада, расцарапывая ему лицо. Женька едва успел защитить глаза, иначе бы точно лишился их. Он не остался в долгу перед Ларисой и, сбросив ее с себя, хорошо приложился к ее лицу кулаком. Лариса как поломанная кукла плюхнулась на пол, выплевывая два боковых зуба, а вслед сгусток слюны и крови. Женька захохотал, довольный тем, что одолел такого «грозного соперника». Он решил добить девушку, но та, естественно, не собиралась так просто сдаваться. Кроме того, ей на помощь подоспела Настя. Вдвоем они набросились на Женьку как две разъяренные фурии. На пол полетели клочья волос, одежды и брызги крови. А затем ветер стих, и воздух снова стал наполняться сладким горным воздухом, а люди, вдыхая его, с удивлением смотрели на следы своего безумия. На их лица снисходило умиротворение и эйфория. Они, как тряпичные куклы, управляемые своим слепым кукловодом – эйфорией, с улыбкой на лицах собрали всех раненых и стали с немым спокойствием обрабатывать их раны. Несмотря на кровавые следы, раненые не чувствовали боли. Они были наполнены сладким теплом горного воздуха по края. Убитых оказалось четверо – в их числе Юля и Влад. Жители поселка и друзья погибших понесли мертвых к пещере на склоне горы. На дне пещеры была расщелина. Тела равнодушно сбросили вниз. Звука падения так и не последовало. Можно было только предположить, сколько таких тел покоилось на огромной глубине, сравнимой с глубиной впадины в океане.
Когда ребята не вернулись домой, родители подняли тревогу и бросились на их поиски. Костю, Настю, Женю и Ларису силой увезли из странного поселения. Влада и Юлю так и не нашли. Люди утверждали, что никогда не слышали о таких и никогда их не видели. Допросы ребят ничего не принесли. Они растерянно пожимали плечами и не могли вспомнить, куда пропали их друзья и вообще не могли вспомнить, что с ними было в последние две недели. Хорошо, что родители спасенных не стали долго задерживаться в поселении, а как можно скорее покинули его. Они в отличие от молодых и легкомысленных ребят, прислушались к советам и предупреждениям старожил из низовья. Родители Влада и Юли продолжили поиски в деревне и вскоре ощутили странное умиротворение и эйфорию. Их больше не волновало и не беспокоило, куда пропали их дети…
На самом дне глубокой расщелины лежали тела мертвецов. В центре находилось высокое дерево с тяжелыми густыми ветвями. По узким лабиринтам, созданным природой, сюда долетали потоки ветра, подхватывая пыльцу цветущего дерева и по длинным каменным коридорам унося ее наружу, на поверхность.
Много веков назад, монах, пришедший в монастырь на Святой Горе, чтобы посвятить себя служению Богу и раскрыть тайны мироздания, принес с собой семена, украденные грешником из райского сада – это были семена плодов из дерева мира и дерева раздора. Семена дерева мира посеяли на Святой Горе, где сейчас располагалось поселение, в надежде, что деревья разрастутся и положат начало новому райскому саду, в котором будет царить мир, любовь и покой. Когда семена взошли, и разросшиеся деревья стали цвести, монахи ощутили странное чувство эйфории, блаженства и умиротворения. Монахи были мудры. Увидев силу цветущих древ мира, они испугались того, что те могут принести с собой. Еще сильнее они испугались того, что могут принести с собой семена плодов с дерева раздора. Нельзя было допустить, чтобы они попали в руки людей. Решено было их спрятать, чтобы их никогда не нашли, а затем уничтожить все деревья на Святой Горе. Монахи нашли глубокую расщелину в одной из пещер и сбросили их вниз. Мудрые монахи не знали, что семя раздора найдет почву даже в каменных скалах, потому что раздор питается не только из грунта, а из сердец и душ людей. Вернувшись в монастырь, чтобы выполнить задуманное и уничтожить деревья, монахи вдруг почувствовали небывалое умиротворение. Деревья цвели, наполняя их легкие сладким запахом неземного блаженства. У них больше не было нужды уничтожать деревья. Горный воздух наполнял их легкие, и они чувствовали себя богами в этом райском саду….
Чувство эйфории давало людям ощущение ложного мира, отбирая у них возможность мыслить. Поддавшись безумию блаженства, люди забывали, что мир достигается тяжелой работой над собой. Уход от тревог и страхов не даст человеку умиротворения, он отберет способность быть собой. Эйфория, подобно наркотику, не порождает чувств, а убивает их, заполняя человека возвышенной пустотой, и играет его разумом, отбирая волю и рассудок. Но стоит только лишиться этого эликсира блаженства, как человек покажет свою истинную натуру – лицо зверя с голыми инстинктами, агрессией, жаждой крови.

E-mail: munacralot@gmail.com
©Камалия Готти-2018. Все права защищены.