Перейти к содержанию

Колокол

Поместье графини Климентьевой занимало обширную территорию, которой мог бы позавидовать любой знатный барин. В наследство от предков ей достался добротный дом на двадцать шесть комнат, поля, которые приносили щедрый урожай и на которых трудились в поте лица крепостные, и охотничьи угодья. Графиня с графом не бедствовали. Единственное, что не давало покоя и вносило разлад в семью, — это отсутствие детей. Поэтому когда в один из погожих дней, она узнала, что беременна, радости не было конца. Сын, драгоценный и любимый еще до рождения, появился на свет в середине осени. Сына назвали Гришей, но графиня звала его не иначе чем Гришенька. Она души не чаяла в сыне. Он был для нее центром вселенной. И все было бы у них хорошо, но мальчик оказался слабенький, а поэтому часто болел. Обеспокоенные его состоянием Климентьевы приставили к нему личного лекаря, и даже обратились к народным знахарям и колдунам, опасаясь, что кто-то из зависти к их богатству мог навести порчу на Гришеньку. Лекарь хорошо следил за здоровьем мальчика и к семи годам, тот окреп. Весь дом ожил, когда в нем зазвучал веселый детский смех. Проблемы со здоровьем закончились, и жизнь в поместье начала налаживаться.
Гришеньке наняли самых лучших гувернеров. Мальчик был до того смышленый, что даже взрослые учителя без лести удивлялись его способностям  и усердию. Граф обучил самолично Гришеньку верховой езде. Сын рос и радовал родителей. Когда ему исполнилось семь лет, ему позволили выходить на прогулку к озеру. Гувернерам было строго-настрого приказано не спускать глаз с мальчика. На озере около берега ему разрешали пускать по воде самодельный кораблик. В один из таких дней, когда на дворе стояла холодная осень, Гришеньку тепло одели и позволили, как обычно, прогуляться возле озера. В этот день дул ветер, поэтому кораблик, который Гришенька опустил на воду, отнесло от берега. Мальчик расплакался. Гувернер утешил его, сказав, что сейчас найдет палку и достанет кораблик. Стоило гувернеру отвернуться, как на беду ветер подул обратно, и кораблик пригнало почти к самому берегу озера.  Гришенька потянулся к нему рукой, надеясь, что сможет сам его достать, но грунт под ногами поехал вниз и мальчик, соскользнув вместе с ним, упал в воду. Гувернер увидев, что произошло, прожигом бросился ему на помощь. Он вынул мальчика из воды и побежал с ним в дом. Гришеньку переодели в сухую одежду, укутали в теплые одеяла и весь день отпаивали теплым чаем. Понятное дело, что гувернера Климентьевы выставили вон из дома в тот же день. Как ни старались домочадцы, искупавшись в холодной воде, Гришенька простудился и тяжело заболел. Несколько дней его била лихорадка. Кого к нему только не приглашали и лекаря, и знахарок, ничего не помогло. На четвертый день единственный ненаглядный сын Климентьевых скончался. Вместе с его смертью, дом погрузился в страшную печаль и скорбь. Граф замкнулся в себе, а графиня беспрестанно рыдала, не разрешая похоронить мальчика. В конце концов, к ней позвали священника, чтобы хоть он убедил ее, что мальчика нужно предать земле, но графиня ни за что не хотела прощаться со своим сыном. Ей даже подумать было страшно, чтобы ее сыночек лежал в холодной сырой земле.
Переговорив с графом, священник объяснил, что очевидно графиня не в себе, и нужно похоронить мальчика, поэтому было решено провести отпевание на следующий день. Графиня, подслушав их разговор, обезумела от горя еще больше. Она рыдала над телом Гришеньки, которое лежало в гробу в его спальне, а потом ей пришла в голову совсем безумная мысль. Утерев слезы, графиня надела накидку и приказала запрягать карету.
В ее угодьях проживал известный на все поместье и близлежащие деревни колдун Всеволод. Люди говорили, что он белый маг, но и на черной магии не хуже знается. Именно к нему поехала графиня. Всеволод жил в деревянной добротной избе. Ворвавшись к нему в дом, графиня упала к нему в ноги и стала умолять оживить ее сыночка. Всеволод мрачно смотрел на нее. Сначала графиня просила и умоляла, но видя, что Всеволод угрюмо молчит, стала угрожать ему. Всеволод, хоть и был вольным, но все же дом его находился на землях графини, а поэтому она могла изгнать его, и еще чего доброго в подземелье бросить за то, что без разрешения дом здесь построил. Даже несмотря на то, что Всеволод владел сильной магией, он испугался. Разъяренная графиня могла превратить его жизнь в ад. Тогда Всеволод пообещал ей, что изготовит для нее колокол. Этот колокол нужно положить в гроб мальчику, чтобы он вобрал в себя ауру смерти, а на следующий день вынуть его и ударить в колокол три раза, став напротив тела Гриши. После этого мальчик оживет. Несмотря на то, что Всеволод согласился помочь графине, он попросил ее еще раз подумать, ведь это страшный грех вмешиваться в дела Господа и Смерти.
Графиня приказала ему приступать немедленно. Колокол нужно было изготовить до завтра. Вернувшись домой, она пошла на хитрость. Графиня сказала графу, что завтра хочет весь день провести у гроба сына в молитвах, а на следующий день позволит его отпеть и похоронить. Несмотря на то, что граф уже договорился со священником провести обряд завтра, он порадовался к тому, что графиня образумилась, поэтому без лишних пререканий пошел ей на встречу. Он известил об этом священника, отправив ему записку дворовым слугой. Понятное дело, и священник отнесся к просьбе графини с пониманием. В конце концов, пусть оплачет тело сына, пусть попрощается с ним, пусть он еще одну ночь проведет дома.
Всю ночь Всеволод трудился над колоколом. Он вылил его из смеси нескольких металлов и нанес на колокол молитвы и заклинания. Когда Всеволод работал, казалось, что его руками руководит какая-то неведомая сила, потому что достучаться до него во время работы было невозможно. Утром обессилевший Всеволод упал на стул, а на столе перед ним на отрезе ткани лежал колокол.
Графиня была довольна работой колдуна и щедро наградила его злотыми, обещая, что если мальчик оживет, он может просить у нее все, что угодно. Всеволод еще раз напомнил ей, что нужно сделать и провел графиню к карете. Напоследок, он снова попросил ее одуматься, но она не стала его слушать.
Графиня положила колокол в гроб рядом с мальчиком. Весь день она провела в его комнате, плача и читая молитвы. С рассветом графиня достала колокол и став напротив сына, три раза ударила в него. Она ждала пробуждения Гришеньки, но чуда не случилось. Графиня решила, что колдун Всеволод ее обманул, и уже думала, что она с ним сделает за такую дерзость. В это время в комнату вошли граф и священник. К погребению мальчика все было готово. Графиня, надрывно плача, вышла из комнаты. Она не могла видеть, как выносят сына. Но не успела, она дойти до лестницы вниз, как услышала позади себя крик и стук падающего тела. Графиня метнулась назад и увидела своего Гришеньку, живого и невредимого, над обмякшим графом. Гришенька тряс отца за плечо. Священник с вытаращенными от ужаса глазами смотрел на Гришеньку. Он оцепенел и не мог сдвинуться с места. Сказать, что Климентьевы и священник пережили шок, это не сказать ничего. Дворовые, узнав о чудесном воскрешении Гришеньки, боялись приближаться к мальчику. Срочно позвали лекаря. Лекарь, который ранее признал смерть мальчика, не верил своим глазам. Осмотрев ребенка, все, что он смог произнести, были слова «это невероятно». Гришенька был абсолютно здоров. Граф требовал от лекаря объяснений, потому что до него вдруг дошло, что сегодня он мог похоронить сына живьем. Лекарь сказал, что, очевидно, у Гришеньки был глубокий сон, при которой все признаки жизни исчезают, поэтому он и казался мертвым.
После первого шока, стали привыкать к привычной жизни. Гришенька был непоседлив. К нему снова приставили гувернеров. Первое время, они еще побаивались мальчика, но постепенно страхи улетучились. Прошел месяц после случившегося, и графиня стала замечать странные перемены в сыне. Гришенька стал раздражительным и нервным. Все в доме должны были плясать под его дудку, иначе начиналась истерика с криком и плачем. Граф списывал все это на последствия пережитого кошмара, но графиня, знавшая правду о воскрешении сына, заподозрила неладное. Ее подозрения укрепились после того, как в доме стали гибнуть слуги. Первым погиб старый дворецкий. Кто-то сбросил его с лестницы. Посчитав собой ступеньки со второго этажа до первого, старый дворецкий испустил дух. Когда его нашли под лестницей, в доме поднялся страшный шум. Слуги грешили на юродивого Федьку. Федька был сын кухарки и с позволения графа жил у них в доме. Затем одна за другой умерли гувернантки при странных обстоятельствах. Обеим ночью перерезали горло. Снова все набросились на Федьку. Граф уже хотел выгнать его из дома, но, когда на следующий день мертвыми нашли самого Федьку и кухарку, в сердцах челяди поселился животный страх. Оказывается, что они выпили молоко, в которое кто-то подсыпал крысиный яд. Хвала лекарю, он смог распознать отраву по запаху и осадку на дне, и больше никто не пострадал. Графиня стала все внимательнее присматриваться к сыну. Смотрит на него, и видит своего ненаглядного Гришеньку, только взгляд у него отстраненный, пустой и чужой какой-то.
Чтобы успокоить свою совесть, графиня в один из погожих дней отправилась к Всеволоду, велев графу присматривать за Гришенькой. Она рассказала Всеволоду о своих тревогах, и тот предупредил ее, что зря она не послушалась его тогда. Колдун объяснил, что Гришенька ее уже никогда не будет таким как раньше, что он живой мертвец. Это он убивает людей, потому что, чтобы жить и расти, ему нужна их жизненная энергия. Убивая, Гришенька высасывает энергию из человека и так поддерживает в себе способность существовать.
— Он будет убивать только слуг? – спросила Всеволода графиня. Если бы Гришенька убивал только слуг, то графиня, наверное, сама бы их приводила к нему, лишь бы только сын жил.
Колдун недовольно покачал головой.
— Если он не найдет очередную жертву или почувствует угрозу, его голод может перейти и на вас с графом.
— Но мы же его родители? – возразила графиня.
— Нет, — резко ответил Всеволод. – Вы были родителями Гриши, а это существо – живой мертвец.
После слов Всеволода, графиня впервые испугалась.
— Его нужно остановить, — сурово сказал Всеволод.
— Как? – спросила графиня.
— Колокол… Нужно стать напротив Гриши, взять колокол, и трижды ударить в него.
— Я не могу, это мой сын… — качая головой, сказала графиня.
Всеволод лишь печально посмотрел на нее.
Вернувшись домой, графиня застала графа и Гришеньку за обедом. Сегодня Гришенька был не в духе. Он капризничал и граф, рассердившись, сказал, что запретит ему кататься на лошадях. У Гришеньки началась очередная истерика. Он смел свои тарелки на пол, и зло кричал, что ненавидит их всех. Граф пребывал в недоумении. Когда Гришеньку немного успокоили, графиня приказала слугам отвести ребенка на прогулку. Такие истерики стали повторяться слишком часто, и смерти в доме не прекращались. Каждую неделю кто-то умирал или кого-то убивали в доме. Слуги стали  поговаривать о том, что в доме поселилось зло. Граф был человеком не глупым. Он вспомнил о чудесном воскрешении Гришеньки и догадался, что это дело рук графини. Придя к ней в покои, он потребовал объяснений. Сначала графиня попыталась утаить правду, но граф был в бешенстве. Тогда она призналась ему в том, что ходила к колдуну, и он изготовил для нее волшебный колокол. Услышав исповедь графини, граф испугался. Теперь все стало на свои места. Он потребовал колокол у графини и сказал, что самолично ударит в него три раза. Открыв крышку сундука, в котором графиня прятала колокол, она удивленно посмотрела на пустое место там, где оставила его. Теперь нужно было выяснить, кто забрал колокол, Гришенька или кто-то из слуг. Граф и графиня сговорились быть осторожными, присматривать за мальчиком и как только найдут колокол сделать все, как сказал Всеволод.
Ночью графиня проснулась от крика, донесшегося из покоев графа. Накинув халат, и взяв с собой свечу, графиня прокралась к дверям его комнаты. Дверь в них была приоткрыта. Она заглянула внутрь и обомлела от ужаса. Свеча выпала из рук. На кровати лежал граф с перерезанным горлом, а Гришенька склонившись над ним так, что губы почти прикасались к губам графа пил его жизненную энергию. Гришенька вдруг оторвался от графа и полными ненависти глазами посмотрел на графиню. Она отшатнулась и побежала по коридору. В голове звучала только одна мысль: «Найти колокол». Гришенька продолжил насыщаться жизненной энергией графа.
Графиня забежала в Гришину комнату и начала искать колокол. Она бросала вещи на пол, заглядывала в каждый ящик, перерыла всю кровать, осмотрела стол и каждый угол. Колокола нигде не было. Она выскочила из комнаты Гришеньки и побежала в соседнюю комнату, надеясь, что он спрятал колокол в комнате гувернеров. Но и там ее ждало разочарование. В этот раз, когда графиня выбежала в коридор, в конце его, возле покоев графа, стоял Гришенька. В руках у него был нож, которым он перерезал горло графу. Сердце бешено колотилось. Графиня закричала, а Гришенька стал безжалостно приближаться к ней. В его глазах не было ничего человеческого, только пустота. Графиня побежала к лестнице и сбежала на первый этаж. Она тарабанила в двери слугам, но они не открыли ей. Они боялись. Гришенька уже спускался по лестнице. Вдруг, в голове графини промелькнула мысль как искра, и она вспомнила о тайнике Гришеньки, который он устроил в дупле старого дуба, растущего во дворе. Это была последняя надежда, за которую графиня ухватилась как за соломинку. «Колокол должен быть там». Она побежала к дубу, что есть духу. В темноте она спотыкалась и падала, но Гришенька шел по ее следам, поэтому она поднималась и бежала дальше. Достигнув дуба, она запустила в дупло руку, и ощутила металлический предмет. Вынув колокол, она резко обернулась и увидела в метре от себя Гришеньку. Он стоял, спрятав руки за спиной. «У него нож», — подумала графиня. Вдруг Гришенька заплакал и попросился на руки. Сердце графини сжалось от боли. Сейчас Гришенька был снова похож на ее сыночка. Такой же белокурый, такой же ранимый, такой же родной, но Гришенька всегда тянулся к ней, когда хотел на руки, а этот Гришенька прячет руки за спиной. Слезы покатились из глаз графини. Она подняла колокол перед собой и, отчаянно рыдая, ударила в него. Гришенька задрожал и закричал не своим голосом. Внутри у графини все похолодело от этого животного крика. Гришенька вытянул руки, в одной из них был нож. Он стал приближаться к графине. Она снова ударила в колокол, и нож выпал из рук Гришеньки. Мальчик рухнул на землю и стал ползти к графине, загребая руками землю. Это был не человек, не ребенок, это был зверь. Закричав от душевной боли, графиня в третий раз ударила в колокол. Мальчик завыл и замер у ее ног. Графиня склонилась над маленьким телом. Это был ее драгоценный Гришенька. На лице его отразилось умиротворение. Казалось, что мальчик улыбается. Утром пригласили священника. Графиня обо всем ему поведала, покаялась и в тот же день Гришеньку похоронили.
Теперь у нее оставалось еще одно важное дело. Завернув колокол в плотный кусок отреза, графиня поехала к Всеволоду. Она рассказала ему обо всем, что случилось, и попросила колдуна уничтожить колокол. Всеволод угрюмо покачал головой. «Колокол был создан черной магией, его невозможно уничтожить», — ответил он. Тогда графиня попросила спрятать его там, где никто и никогда не найдет. Всеволод пообещал, что выполнит ее приказ. И он сдержал слово. Как только графиня уехала, он собрался в дорогу и пошел в самую глубь леса. Там под развесистым дубом он выкопал глубокую яму, уходящую под самые его корни, положил туда колокол и засыпал землей. Закончив эту работу, он помолился Господу лишь об одном, чтобы земля никогда не разверзлась и не вернула колокол людям.

E-mail: munacralot@gmail.com
©Камалия Готти-2017. Все права защищены.