Перейти к содержанию

Любовь сильнее смерти

Жизнь Тимофея Добрынина, по его собственному глубокому убеждению, не удалась. Получив хорошее экономическое образование, он работал в заурядной конторе заурядным клерком. В отличие от его коллег, он не мог добиваться повышения зарплаты и продвижения по карьерной лестнице, а поэтому работал на одном месте уже десять лет с того дня, как окончил институт, и сразу устроился на работу. Теперь он понимал, почему его взяли с такой легкостью. Потому что другого такого тюфяка, они бы просто не нашли. За это время его оклад не повысился ни на копейку, а его должность по-прежнему оставляла желать лучшего. В личной жизни у Тимофея Добрынина тоже все было не слава Богу. Девушки бросали его как неперспективного. Самые длительные отношения у Тимофея продлились три месяца, но их конец был уже привычным делом для него. Девушка сбежала пока он был на работе, не оставив даже записки. Родственников у Тимофея не было. Они все уже давно умерли. Точнее была родня, но далекая. Не только по расстоянию, но и по жизни. Об этой дальней родне, которую он никогда не видел, Тимофей услышал когда-то из уст отца. Какой-то троюродный дядя… В общем, родней их можно было назвать только теоретически. Еще два года назад, он жил с мамой, но потом она заболела и умерла. Так Тимофей остался один. Он часто вспоминал, как хорошо ему жилось с мамой. Она ждала его с работы. Готовила ему вкусные завтраки и ужины. С ее утратой, он понял, как осиротел. Только мама жалела его и берегла. Только маме он мог рассказать то, что было у него на душе, зная, что она не высмеет его. Только мама любила его за то, что он просто есть, ничего не требуя взамен. А теперь и ее не было.
Продолжая жить по инерции, Тимофей ходил на работу, на целый день углубляясь в бумаги, однако, она угнетала его все больше. В его душе копилась обида и недовольство собой. Друзей у Тимофея почти не было. В школе, в институте, а потом и на работе, «друзья» у него появлялись, только когда им что-нибудь было нужно. В школе – это были списывания домашней работы, в институте – написание курсовых и дипломных за своих одногруппников, на работе – составление отчетов и графиков, которые помогали его «друзьям» продвигаться по работе, а сам Тимофей оставался в тени. Он был серой мышкой, а все потому, что его косноязычность не позволяла ему вести долгие беседы, отстаивать свое мнение и уж тем более вступать в пререкания. Тимофей был человеком дела. Единственный, кого он относил к настоящим друзьям, был Николай. С Николаем они были знакомы еще со школьной скамьи. Он поддерживал Тимофея в особенно трудные минуты, стараясь вытащить на футбол или на посиделки в мужской компании. Тимофей, чаще всего отказывался, потому что чувствовал себя не в своей тарелке, но Николай не оставлял своих попыток расшевелить друга. Он всегда говорил ему, что если бы у него были способности и мозги Тимофея, он бы уже стал начальником, и что если бы Тимофею добавить хоть немного тщеславия, у него была бы уже своя компания.
Николай знал, что большинство коллег без зазрения совести возлагали на Тимофея свою работу и получали за нее не только почет, но и деньги, из которых Тимофею не перепадало ни единой крошки.
Когда в очередной раз в компанию поступил крупный заказ, Николай, который имел в компании хорошую репутацию и был, что называется, ценным сотрудником, упросил начальника передать его на выполнение Тимофею. Он лично за него поручился. Николай был уверен на сто процентов, что Тимофей справится как всегда на отлично, и начальник Борис Глушков, наконец-то, оценит по заслугам его усилия и работу. Однако, начальник побоялся рисковать многообещающим заказом и разрешил Тимофею работать над проектом только вместе с Дмитрием Криворуковым. Николай ненавидел Дмитрия. Это был беспринципный тип, который готов был пойти по головам всех ради личной выгоды. Он, чаще всех, использовал ум и знания Тимофея, потому что сам был дуб дубом, поэтому начальник Борис Глушков слепо верил, что получил в свою команду опытного и незаменимого сотрудника. Николаю идея назначить Дмитрия в напарники к Тимофею не понравилась, но начальник сказал свое слово, а спорить с ним было бесполезно. Тогда Николай решил, что сам лично проконтролирует работу Дмитрия. Хотя у него под ложечкой неприятно засосало от нехорошего предчувствия, он сообщил Тимофею о том, что его назначили работать над новым проектом. Тимофей не поверил своим ушам.
— Меня назначили? – переспросил он, думая, что Николай решил подшутить над ним.
— Да, тебя назначили! – радостно ответил ему Николай.
— Только ты не один будешь работать… а с Дмитрием, — недовольно добавил Николай.
— С Дмитрием?… Это ничего! Пусть и с Дмитрием, — все еще не веря услышанному, ответил Тимофей.
Видя оживление в глазах друга, опасения Николая по поводу Дмитрия улетучились. Над проектом работали два месяца. Точнее, работал Тимофей, а Дмитрий только делал вид. Тимофей тщательно просчитывал каждую цифру, составляя бизнес-план и анализируя предполагаемые доходы и расходы. Дмитрий крутился под ногами, создавая видимость работы. Особенно заметным становился Дмитрий, когда из кабинета выходил начальник. Дмитрий повышал голос, указывая Тимофею, что вот здесь он написал неправильные данные. Тимофей испуганно бросался проверить, где допустил ошибку, но в результате, оказывалось, что он ее не допускал. Николай заметил попытки Дмитрия выделиться и подставить Тимофея. Без сомнения, слыша замечания Дмитрия об ошибках Тимофея, начальник хмурился и укоризненно смотрел на Николая.
Наконец, проект был завершен. Тимофей взял домой его копию, чтобы еще раз все проверить за ночь и на следующий день, они с Дмитрием должны были представить проект начальнику. Впервые в жизни, Тимофей летел на работу как на крыльях. Он искренне верил, что в этот раз удача повернется к нему и начальник оценит его работу по заслугам. Улыбаясь себе под нос, он зашел в офис и заметил, как коллеги, до этого шумно обсуждавшие что-то, замолкли и занялись своими делами. Так обычно поступают, когда видят человека, которому они несколько секунд назад перемывали кости. Из кабинета начальника Тимофей услышал недовольный крик и голос Николая. Тимофей и подумать не мог, что сейчас в кабинете Николай защищает его, рискуя потерять работу. Оказывается, Дмитрий, которого Николай теперь считал самым настоящим поддонком, утром, как только начальник появился на работе, представил ему проект Тимофея. При этом он заявил, что работу выполнил сам, а Тимофей в подсчетах допускает ошибки и его нужно уволить. Николай опешил от такой дерзости.
Из кабинета Дмитрий вышел с видом победителя. Николай, хотел наброситься на него и избить прямо на месте, но его оттащили коллеги. Драка в офисе была непозволительной роскошью. Николай пригрозил Дмитрию, что еще поквитается с ним, но тот только ухмылялся. Следующим в кабинет вызвали Тимофея. Он зашел к начальнику с поникшими плечами, понимая, что все его надежды на новую жизнь рушились как карточный домик. Обида комком застряла в горле и не давала сказать ни слова. Начальник прочитал Тимофею длинную тираду о том, что оказал ему доверие, поручив такую важную работу, а тот его подвел. В конце своего монолога, иначе и не назовешь, ведь Тимофей так и стоял молча с поникшей головой, он заявил, что Тимофей уволен. Это был конец.  Конец всему – надеждам на светлое будущее, вере в людей и желанию жить.
Николай утешал друга, как мог, но Тимофей погрузился в свои мрачные мысли. Собрав вещи со своего стола, Николай побрел домой. Завтра он должен был получить расчет. Несправедливость по отношению к другу убивала Николая, поэтому, когда Дмитрий отправился в туалет, он тенью последовал за ним. Услышав шорох позади за спиной, Дмитрий обернулся и получил сильный удар в лицо.  Когда он очнулся, он обнаружил, что все нос, губы и подбородок заливает кровь. Нос был сломан, а передние зубы выбиты. Дмитрий лежал на полу со спущенными штанами, ведь удар он получил, не успев закончить «дело», за которым сюда пришел. К слову, нашел его лежащим в туалете на полу начальник Борис Глушков. Такого унижения Дмитрий не испытывал никогда в жизни. Вызвали полицию, но оказалось, что никто и ничего не видел, а офис расположен в крупном бизнесс-центре, поэтому людей здесь ходит много, и найти хулигана вряд ли удастся. Дмитрий был в жалком состоянии, а Николай довольно потирал руки. Дмитрия забрали в больницу. Николай, во что бы то ни стало, решил доказать начальнику, что не Дмитрий, а Тимофей выполнил проект. Он подвел начальника к компьютеру Тимофея и нашел папку с черновиками. На каждом документе стояла дата входа в сеть и создания файла. Начальник задумался. Он попросил Николая включить компьютер Дмитрия, и они не нашли ни одно документа с файлами проекта. Список последний действий пользователя указывал на то, что Дмитрий играл в карты и другие онлайн игры. Начальник был зол. Он приказал немедленно позвонить Тимофею и вызвать его завтра на работу. Не откладывая поручение начальника, Николай несколько раз набирал номер Тимофея, но тот не брал трубку. Николай решил, что заедет к нему вечером и сам сообщит приятную новость.
В это время Тимофей находился в своей спальне. Он зашторил шторы, так как дневной свет больно резал ему глаза. В душе все кипело и болело от несправедливости. Так он просидел до вечера, вспоминая свою жизнь. Он еще раз убедился в том, что она никчемна. Затем Тимофей привязал петлю к потолку, встал на стул и накинул ее себе на шею. Осталось только сделать шаг вперед. И он сделал этот шаг. Однако в комнату ворвались люди в белых халатах и подхватили его. Один из них быстро перерезал веревку. Тимофей не успел задохнуться.
В это время к дому подходил Николай. Завидев карету скорой помощи, он нутром почувствовал, что с Тимофеем беда. Быстро миновав четыре лестничных пролета, он вбежал в квартиру Николая, дверь в которую была открыта, и застал своего друза лежащим с перерезанной петлей на полу, а над ним склонились люди в белых халатах. Когда Тимофея немного привели в чувства, Николай спросил у медиков, кто вызвал скорую и открыл им двери. Они рассказали, что к ним в больницу пришла старушка и умоляла спасти ее сына, потому что у него приступ удушья. 
— Мы, конечно, удивились, почему она пришла сама, а не вызвала скорую, — растерянно произнес один из медиков. – Но она была очень обеспокоена и подгоняла нас, говоря, что нужно срочно ехать, иначе не успеем.
— Мы, честно говоря, подумали, может она не в себе, — добавил другой медик. – Но все же решили проверить. Как оказалось не зря.
— Это она нам двери открыла.
Тимофей и Николай недоумевали, что это за старушка, которая спасла Тимофею жизнь. Вместе с медиками они осмотрели маленькую квартирку.
— Да вот же она! – указал один из медиков на портрет, висящий на стене.
— Кто? – удивленно в один голос спросили Тимофей и Николай.
— Старушка, которая к нам приходила. Это она сказала, что сын задыхается и нужно срочно ехать спасать его. И двери она открыла.
— А куда она делась? – вмешался другой медик. – Она же тут была? – указал он на место возле двери.
Тимофей и Николай удивленно переглянулись. Портрет на стене принадлежал его покойной матери. В скорую поступил следующий вызов, поэтому, оставив Тимофея на попечение Николая, медики уехали. Николай сначала набросился на друга и ругал его на чем свет стоит за такую глупость, как лишить себя жизни из-за проделок Дмитрия. Тимофей молчал, обдумывая то, что рассказали медики. Затем Николай поведал ему о том, что случилось в офисе, утаив лишь то, что это он ударил Дмитрия, но Тимофей догадался об этом сам. Николай сообщил, что начальник завтра ждет Тимофея на работе. Убедившись, что с другом все в порядке и он больше не полезет в петлю, Николай со спокойным сердцем поехал домой.
Ночью Тимофей не спал. Он понял, что мог совершить роковую ошибку и что он должен прожить свою жизнь так, как у него это получится. Он перестал чувствовать себя никчемным и безнадежным. В его сердце снова загорелась вера и надежда. Он с нежностью смотрел на портрет своей матери и думал о том, что нет ничего на свете сильнее материнской любви. Если его мама нашла в себе силы вернуться с того света, чтобы спасти его, значит, она до сих пор присматривает за ним и бережет. Значит, он здесь нужен. Значит материнская любовь сильнее смерти… 

E-mail: munacralot@gmail.com
©Камалия Готти-2017. Все права защищены.