Перейти к содержанию

Темная сила

Сегодня Арина задержалась на работе в агентстве допоздна. Клиент Нестор Юрьевич оказался твердолобым и дотошным. Уже несколько часов он пристально изучал каталоги, морщился, хмурился и недовольно хмыкал себе под нос. После томительного ожидания, Арина, наконец, услышала его холодный ответ, прозвучавший как вердикт, словно ее окатили ледяной водой:
— Нет, не нравится, — мрачно прозвучал голос Нестора Юрьевича, когда он отложил последний каталог в сторону.
Нестор Юрьевич был богат, имел собственное предприятие и считал, что весь мир обязан потакать его прихотям. Недавно он приобрел квартиру в центре города и обратился к ним в дизайнерское агентство, чтобы обустроить ее по последнему писку моды. Он хотел, чтобы новые хоромы были обставлены со всей роскошью и вкусом. А вкус у Нестора Юрьевича был, мягко сказать, изменчив. Несмотря на то, что рабочий день у Арины закончился еще два часа назад, она вынуждена была терпеливо разъяснять ему преимущества или недостатки каждого дизайна.
— Мне не нравится этот цвет обоев, — басом прогремел он.
«Почему я не удивлена этому «мне не нравится?»», — подумала Арина, и едва удержалась, чтобы не закатить глаза от нетерпения.
— Что это за нелепый темно-зеленый цвет с цветами. Я что на поляне или в лесу буду жить!?– возмутился Нестор Юрьевич, угрожающе тыча пальцем в девушку. От его слов на нее нахлынула страшная обида, но она попыталась сдержать эмоции.
— Помилуйте, Нестор Юрьевич, ведь вы в прошлый раз настояли на том, чтобы обои в спальне были темно-зеленого цвета с цветами, чтобы вы чувствовали себя так, словно находитесь не в городе, а где-то на природе.
Мужчина пожал плечами.
— Я в отличие от вас не дизайнер, могу не разбираться во всех тонкостях. Это все же квартира, а не лес. Вы ОБЯЗАНЫ были учесть это обстоятельство, — возмущенно сказал Нестор Юрьевич.
Арина ахнула от такой дерзости, ведь во время прошлой демонстрации проекта, она целый час пыталась объяснить ему, что зеленая «поляна» на стенах в его квартире будет не уместна и не впишется в общий вид, на что он ответил ей «я так хочу и точка». И вот теперь он обвинял Арину в том, что это она допустила промах.
— Зачем мне ваше агентство, если я сам должен думать, как мне обставить квартиру? – сердито ответил он. – Исправляйте! – Нестор Юрьевич требовательно стукнул кулаком по столу. – В конце концов, вы работаете не за «бесплатно»!
Арине приходилось иметь дело с разными клиентами. Были, что называется «трудные», но всегда удавалось найти решение, но только не с Нестором Юрьевичем. Уже почти полтора месяца он изводил все агентство своим недовольством, а Арина была четвертым дизайнером, которому поручили работу с ним. Остальных трех он забраковал, как бездарей. То, что эти «бездари» создавали удивительные проекты и заслужили хорошую репутацию не только в родном городе, но и в соседних, его мало заботило. Нестор Юрьевич был практичен с головы до ног. Если ему что-либо не нравилось, он не считал нужным церемониться. Отказаться от такого клиента агентство не могло, поскольку это бы сильно ударило по репутации компании. Нестор Юрьевич был весьма знатной особой в городе и мог, если бы захотел, сделать им плохую рекламу.
— Ариночка, хоть ты ему угоди, — умолял ее начальник Руслан Денисович.
— А я то что могу, если он наших лучших специалистов забраковал? У меня опыта меньше.
— Зато ты красивая! – подмигнул ей начальник. – Гляди и растопишь его старое сердце. Ну, подмигни ему, улыбнись пару раз, лишь бы проект принял.
— Ну знаете ли…
— Не сердись! – успокоил ее Руслан Денисович. – Я пошутил.
— Вот спасибо! – огрызнулась Арина.
— Нет-нет, насчет твоей красоты это правда, — поправил сам себя начальник. – А вот сердце ему растапливать не нужно, а то он тогда отсюда вообще никогда не уберется. Ты уж постарайся ему угодить, ладно?
Несмотря на то, что Арина наотрез отказывалась взяться за проект, против начальства не пойдешь. Нестора Юрьевича поручили ей, и теперь она вынуждена была отдуваться за все агентство. Выбор пал на нее не просто так. Арина была очень талантлива, хотя сама словно не замечала этого, а когда ей указывали на то, что ее работы великолепны, она искренне удивлялась. В отличие от коллег, которые не выдержали с Нестором Юрьевичем и трех дней, она продержалась целый месяц, но сегодня и у нее начали сдавать нервы. Очередное «не нравится» едва не заставило ее выплеснуть из себя все негодование и обиду, накопившиеся за это время.
— Исправляйте! – настойчиво повторил мужчина и сердито сжал губы, превратившиеся в белую тонкую полоску.
Нестор Юрьевич потянулся к стоящему на столе графину, чтобы налить воды, и Арина мечтательно представила, как выхватывает графин из его рук и выплескивает содержимое стеклянной посудины в его наглое лицо, а затем, мокрого и растерянного от ее смелости, хватает за пиджак и выталкивает вон из агентства, с грохотом захлопнув дверь прямо перед его носом. Грустно вздохнув от того, что не может поступить именно так, Арина напустила на себя дежурную улыбку вежливости и ответила кратким, но многозначительным:
— Хорошо. 
В этот вечер, возвращаясь домой, Арина пребывала в расстроенных чувствах. Ей было обидно до глубины души за месяц потраченного впустую времени и кропотливой работы, выполненной со всей внимательностью и стремлением к совершенству. Почувствовав, как внутри внизу живота начинает нарастать черная злоба, Арина спохватилась и постаралась как можно скорее обуздать свои чувства. Если бы эта темная сила, рожденная обидой и гневом, вышла наружу, обидчик Арины был бы обречен. Она дала себе слово, что доведет работу до конца, и будет действовать как профессионал, а не как обиженная девочка.
Пока Арина шла, она обдумывала новые идеи, поэтому не заметила, как из числа прохожих ее выхватили глаза мужчины в черной кожанке, который как хищник оценил ее материальный достаток, и будет ли ему чем поживиться. Арина выглядела ухоженной и была одета скромно, но дорого. Грабитель налетел на нее сзади, мгновенно вырвав ее из раздумий. Он выдернул сумочку из ее рук, но Арина инстинктивно успела среагировать. Она вцепилась в нее и потянула на себя, намереваясь выхватить ее обратно. Девушка не хотела уступать сумочку грабителю, ведь там были ключи от дома и офиса. Мужчина не стал долго церемониться. Освободив одну руку, он замахнулся, и девушка едва успела прикрыть голову и лицо, как удар кулака пришелся по рукам, вовремя подставленным перед ними. Сразу же последовал второй удар, который сбил Арину с ног. Как только она оказалась на земле, грабитель с ее сумочкой побежал к углу близлежащего дома, чтобы поскорее скрыться в темноте, так как потасовка начала привлекать внимание проходящих мимо людей. Мгновенно внизу живота появилось ощущение черной ярости, плотное, осязаемое, как некая живая сущность, оно как лавина понеслось вверх с бешенной скоростью. Эта темная сила жила своей жизнью. Жила одно мгновение, но вырвавшись не оставляла шансов на спасение. Когда эта темная сила покинула Арину, она увидела, как грабитель нырнул в темный переулок с ее сумочкой.
Со слезами на глазах и размазанной по лицу косметикой, девушка побрела домой. Хорошо, что она хранила запасной ключ у соседки по квартире, иначе пришлось бы полночи провести под дверью, пока приедет дежурная служба и поможет открыть дверь. Арина не должна была жалеть грабителя, который так бездушно поступил с ней, но она жалела и даже боялась за него, зная, что сильнейшая обида, которую она испытала в тот момент, высвободила страшную силу. И эта сила будет преследовать несчастного мужчину, пока не уничтожит его.
Арина, сколько себя помнила, всегда знала, что она особенная. Стоило ей ощутить смертельную обиду, и темная сила внутри вставала на ее защиту. В последнее время, ей все тяжелее удавалось сдерживать ее. Чем старше становилась девушка, тем сильнее и ранимее были причиняемые ей обиды. У взрослых – взрослые проблемы, бьющие в самое сердце. Арина не была монстром или убийцей. Мелкие обиды или неприятности бывают у всех, и в ее жизни они были. Но если кто-то затрагивал самое больное, то, что доходило до самых потаенных глубин души и доставляло сильнейшую муку, темная сила просыпалась. Особенно это касалось обид, нанесенных ее семье, которую она любила безгранично. Такие случаи происходили нечасто, но они были. Когда грабитель ударил ее, она ощутила гнев, потому что в ее семье, мужчина никогда не поднимал руку на женщину, и для нее это было как нечто немыслимо жестокое, ужасное, страшный грех. Теперь Арина мучилась от того, что будет с напавшим на нее мужчиной.
Больше всего Арина боялась, что эта темная сила может однажды навредить ее близким людям. Что если она когда-нибудь испытает сильнейшую обиду на родителей или старшую сестру Инну? Хотя эта сила защищала ее, уничтожая обидчиков, а значит, была карающим мечом свыше, все же она возникала из гнева, а гнев – это орудие дьявола. В последнее время у Арины были частые разногласия со старшей сестрой Инной, и несколько раз она была на грани. Инна часто поучала ее, как жить и что делать, а ей это очень не нравилось. Хотя сестра делала это из-за беспокойства, а не по злому умыслу, ее раздражала эта чрезмерная опека. Во время словесных перепалок Арина несколько раз чувствовала, как внизу живота зарождается ярость, но каждый раз ей удавалось вовремя спохватиться, и вспомнить, что перед ней не враг, а родная кровь.
На следующее утро, проходя мимо места вчерашней потасовки, Арина заподозрила неладное. Возле переулка, куда нырнул грабитель с ее сумочкой, стояла полицейская машина и скорая. Она не решилась подойти ближе, надеясь, что они приехали не из-за мужчины, напавшего на нее, но ноги предательски задрожали, а шестое чувство подсказывало, что темная сила сделала свое дело. Девушка остановилась недалеко позади толпы случайных прохожих, наблюдавших за работой медиков и полиции. Вскоре из переулка вынесли носилки с телом, прикрытым белой простыней. За телом вышел полицейский. В руках, на которых были надеты перчатки, он держал Аринину сумочку, которую передал другому полицейскому в машину. Подойдя поближе к толпе и прислушиваясь, о чем перешептываются люди, она узнала кое-какие подробности произошедшего. Оказывается, как только грабитель нырнул в переулок и пробежал буквально несколько метров, он наступил на оборванный провод, который не заметил в темноте и в спешке, убегая с места преступления, и его убило током. У Арины в глазах потемнело от услышанного. Темная сила, стоящая на страже ее защиты, настигла ее обидчика. Как же так? Она ведь не хотела его смерти, не хотела ему мстить. Да, ей было очень обидно, но разве ей вершить возмездие? Девушка слепо верила, что эффект бумеранга всегда настигает человека, поэтому, не смотря на всю горечь обиды, не желала грабителю зла и уж тем более смерти.
На работе, стараясь отвлечься от своих тягостных мыслей, она углубилась в разработку нового дизайна для Нестора Юрьевича. Увлекшись делом, она не заметила, как прошел день, а к вечеру идея нового проекта была создана на компьютере и распечатана. В этот раз все было идеально и клиенту должно было понравиться. Еще раз, прорабатывая детали, она услышала, как кто-то кашлянул возле двери. Подняв голову, Арина увидела своего начальника. Он замешкался на пороге, как будто ему было неловко.
— Что случилось, Руслан Денисович?
— Аринушка, тут такое дело… — замялся он. – Нестор Юрьевич недоволен твоей работой и требует сменить дизайнера… — виновато краснея, сказал Руслан Денисович. – Сама понимаешь, клиент всегда прав и всякое такое… в общем, я тебя снимаю с проекта. И… ОН, — Руслан Денисович сделал ударение на слове «он», чтобы показать, что ответственность за дальнейшее решение лежит на клиенте, а не на нем, — настаивает на твоем увольнении.
Несколько секунд Арина смотрела на него с удивлением, а затем почувствовала, как обида застилает глаза. От этого чувства внизу живота начала зарождаться темная сила.
— Увольнения? – переспросила она. – За что? – горечь несправедливости обдала ее как кипятком.
— Ну-у-у, — снова замялся начальник. – Он считает, что как дизайнер ты полный ноль. Что у тебя нет вкуса…. в общем, не заставляй меня повторять все те гадости, которые он мне говорил. Ты меня извини, Арина, но… сама понимаешь… клиент всегда прав, — снова по-глупому ответил Руслан Денисович.
Темная сила уже поднялась вверх, разлилась по телу и вырвалась наружу. И в этот раз гнев оказался сильнее Арины. Он был направлен на Нестора Юрьевича и на бывшего начальника Руслана Денисовича, который вот так просто предал ее, решив пожертвовать дружбой с нею, а не клиентом и его деньгами…
На следующий день Арине не нужно было торопиться на работу, потому что теперь она была безработной, поэтому она неспешно пила кофе с бутербродами, наслаждаясь каждым глотком. По поводу увольнения, Арина не слишком переживала. С зарплат она накопила кое-какие сбережения и теперь у нее была возможность не кидаться сломя голову на поиски новой работы, а спокойно выбрать то, что придется ей по душе. Одно омрачало ее утро, это то, что вчера она снова позволила освободиться темной силе. Хотя Арина не была виновата в том, что люди поступали с ней низко и этим сами провоцировали появление у нее сильнейшего чувства обиды, она считала себя виноватой, потому что верила, что возмездие должно быть делом рук не человека, а Господа.
Сегодняшний день она захотела посвятить себе. Из-за работы, которой девушка жила, она давно не проводила время, просто прогуливаясь по городу, наслаждаясь красотой природы и местного городского колорита. А ведь раньше это помогало ей настраиваться на творческий лад. В этой гармонии она черпала вдохновение и новые идеи для своих работ. «Теперь все будет по-другому», — дала она себе слово.
День выдался чудесный. Солнечный и яркий. Краски и ароматы весны врывались в ее легкие, наполняя ее спокойствием и радостью жизни. Почти полдня Арина провела на улице. Она прогулялась в парке, побывала на набережной, прошлась улочками города со старинной архитектурой. У нее было так спокойно на душе, как не было уже давно. Казалось, что все плохое произошло с ней в далеком прошлом, а не вчера. От прогулки на свежем воздухе, она проголодалась, и ей захотелось выпить чаю и перекусить. Найдя уютное кафе со столиками на улице в беседке с цветами, Арина заказала зеленый чай и пирожные и попросила официанта принести сегодняшние газеты. «Боже, как красиво!» — думала она про себя, сидя в удобном мягком кресле за чашкой чая. Пирожные оказались восхитительными.
Следуя ее просьбе, официант вскоре принес газеты. Сделав еще глоточек чая, Арина взяла первую газету из небольшой стопки и открыла на главной странице. Спокойствие сошло с ее лица вместе с румянцем. Лицо стало серым и поблекшим. На первой полосе газет кричащее название заставило ее содрогнуться: «Известный миллионер заживо сгорел в собственной квартире». Быстро пробегая строчку за строчкой, Арина пожалела о том, что плотно перекусила пирожными, потому что теперь их вкус вызывал у нее отвращение. День вдруг показался ей безрадостным, город серым, а еда горькой. Мысль о том, что темная сила добралась до Нестора Юрьевича, эхом отзывалась в голове, словно преследуя и обвиняя ее. Он сгорел в той самой квартире, из-за которой ее уволили, и которую он хотел сделать «роскошной», обратившись к ним в агентство. «Причина пожара не установлена», — прочитала Арина. 
Не веря своим глазам, девушка решила позвонить бывшему начальнику Руслану Денисовичу и выяснить, что же произошло. Она была уверена, что он должен быть осведомлен о том, что его клиент погиб. Хоть он и уволил ее из-за старого богача, но поговорить с ней он ведь может. От обиды за его подлость не осталось и следа. Арина выхватила телефон из сумочки и быстро набрала его номер.
— Могу я поговорить с Русланом Денисовичем? – растерянно спросила Арина, когда мобильный телефон взял не начальник, а какая-то женщина.
Раздались всхлипывая. Рыдания душили женщину на том конце трубки, и она не могла говорить.
— Что случилось?– спросила Арина, в душу которой закралось неприятное предчувствие. Вчера она рассердилась и на него за несправедливость и предательство по отношению к ней. А как еще можно было назвать ее увольнение по требованию прихотливого богача?
В трубке снова послышались надрывные рыдания, но теперь Арина узнала голос:
— Дина, это ты? Где Руслан Денисович? – настойчиво спросила она у женщины. Это была Дина, секретарь и близкая подруга ее бывшего начальника.
— Его нет, — сквозь плач, ответила женщина.
— А когда будет? – допытывалась у нее Арина.
— Его совсем не-е-е-ет, — завыла Дина в трубку.
— Как нет? – Арина пребывала в шоке.
— Он умер. Инфа-а-а-ркт, — надрывно протянула женщина, и в трубке послышались короткие частые гудки.
Арина мрачнела на глазах. Ей стало так страшно, что, казалось, отбирает руки и ноги. Тело не слушалось. Что если следующей жертвой ее гнева станет кто-то из родных. Она очень боялась за родителей и сестру. Панически боялась. Боялась себя. Как назло в этот момент позвонила Инна и захотела встретиться. Как Арина не отказывалась, ссылаясь на то, что сейчас ей некогда, старшая сестра была настроена решительно. Сказав, что не принимает отговорок, она сообщила, что будет у Арины через полчаса. Нужно было возвращаться домой. Давление поднялось. Сердце бешено колотилось. В глазах темнело. Арина до дрожи боялась встречи с сестрой. Несмотря на то, что у них бывали разногласия, Арина любила свою семью больше чем кого-то бы то ни было, больше чем себя и готова была порвать за них любого. Но как быть, если этот любой она сама?
Как только сестра вошла в квартиру, Арина по ее недовольному лицу поняла, что разговор предстоит серьезный. Оказывается, что Инне уже сообщили о том, что Арину вчера уволили, и теперь она набросилась на нее с упреками и поучениями о том, что она загубит свою жизнь. Старшая сестра, острая на слово, не подбирала выражения, чтобы смягчить свои нравоучения, иногда задевая больные струны в душе Арины. Она делала это не потому, что не любила младшую сестру, напротив, она любила ее так сильно, что считала своей прямой обязанностью наставить ее на путь истинный. Неожиданно Арине стало обидно за то, что сестра даже не пыталась выслушать ее, выяснить, что же произошло, а сразу стала упрекать ее. Сейчас ей так хотелось не упреков, а поддержки. Внизу живота возникло знакомое ощущение зарождения темной силы.
— Н-е-е-е-т! – закричала Арина и, вскочив со стула, на котором только что сидела, выскочила из кухни.
— Что с тобой? – испуганно спросила сестра, проследовав за ней в прихожую.
— Ничего! – пролепетала Арина. – Я просто сорвалась. Слушай, тебе лучше сейчас уйти. Мне нужно побыть одной. Поговорим позже.
Старшая сестра подозрительно сощурилась, внимательно всматриваясь в лицо Арины. Та стояла у стены, бледная и растерянная.
— Ты не заболела? – снизив тон, заботливо спросила Инна.
— Нет-нет, я в порядке. Это просто нервы. Давай поговорим завтра. Пожалуйста, — жалобно протянула Арина.
— Ну, хорошо, — согласилась сестра, уступив ее просьбе. – Ляг отдохни, я завтра зайду.
Уже выходя из квартиры, Инна обернулась и, улыбаясь, сказала:
— Аришка, ты не сердись, что я на тебя кричу, я же тебя, дуреху, люблю. До завтра, сестренка.
Сердце сжалось. Еще немного и темная сила набросилась бы на Инну. «Нельзя этого допустить!», — подумала Арина. – «Я не смогу с этим жить». Она знала, что ей нужно сделать, чтобы остановить это. Ей нужно было возненавидеть себя.
Темная сила, почуяв призыв своей хозяйки, зашевелилась внизу живота. Сформировавшись в плотную черную энергию гнева и ненависти, она начала подниматься вверх, все выше и выше, и вдруг застыла. В этот раз ее жертвой должна была стать ее хозяйка, без которой она не сможет существовать, погибнет и исчезнет. Замешкавшись на середине пути, темная сила не могла решиться выполнить ли приказ и уничтожить ее носителя, или оставить его в живых. Промедление длилось не больше пары секунд. Темная сила безжалостно двинулась вверх, но в этот раз не вырвалась наружу, а разлилась по телу Арины и, слившись с каждой клеточкой, растворилась в нем. Дело было сделано.
На следующий день, когда Инна приехала к младшей сестре, но та не открыла дверь, на душе стало тяжело. Инна несколько раз набирала номер телефона Арины, в квартире раздавались звонки, но трубку не брали. Тогда, предчувствуя беду, она затарабанила в двери и стала громко звать сестру, пока на шум не сбежались соседи. Она молила только об одном, чтобы Арины не оказалось дома, и чтобы она была жива, потому что сердце ей подсказывало, что случилось непоправимое. Она корила себя за то, что вчера бросила ее в таком взволнованном состоянии. Инна предположила, что Арине могло стать плохо. «Лишь бы только жива… лишь бы жива…», — взывала она к небу. Когда полиция взломала дверь, ее мольбы смолкли. Арина сидела в кресле, свесив голову. Инна подумала, что она спит. Подбежав к ней, она дернула сестру за плечо и резко отпрянула. Арина упала на бок, обнажив бледно-желтое умиротворенное лицо с открытыми неподвижными глазами. Жизни в них не было.
Гнев самая сильная из эмоций. Если его не обуздать, он может наделать много беды. Нельзя принимать решения в гневе, нельзя решать чужую судьбу в гневе, нельзя позволять гневу выйти наружу. Пусть он утихнет, и тогда решение будет взвешенным и обдуманным. Когда нас кто-то обижает, мы хотим, чтобы обидчика на месте поразила молния. Так никогда не бывает. Расплата всегда приходит, но приходит она в тот момент, когда обидчик меньше всего этого ждет и бьет она в стократ больнее, но никогда не убивает сразу, потому что обидчик должен понять, за что наказан, иначе идея справедливого возмездия потеряет всякий смысл.
Душа Арины легко поднималась вверх в потоках яркого света. Сбросив ношу гнева, который камнем тянул ее к земле, она чувствовала себя свободной, а жертва, которую она принесла ради спасения своей семьи, сполна окупилась уготованным ей раем.

E-mail: munacralot@gmail.com
©Камалия Готти-2018. Все права защищены.