Перейти к содержанию

Зеркала

Дневная смена в больнице проходила без происшествий. Лена сидела на сестринском посту и думала о том, что сегодня вечером ей еще нужно навестить Глафиру Петровну. Это была одна из ее подопечных. Лена работала медсестрой в городской больнице и курировала нескольких стариков, которые проходили длительное лечение дома. Уже несколько месяцев она ездила к ним на дом делать перевязки и уколы, а также проверять, как протекает выздоровление. В ее прямые обязанности это не входило, но за такую работу, ей хорошо доплачивали, а деньги ей были нужны, чтобы продолжить обучение. Лена не собиралась останавливаться на достигнутом. Она мечтала выучиться на врача. Ей сложно приходилось в жизни, потому что у нее не было никакой поддержки. Девушка воспитывалась в сиротском приюте. Ее мама умерла при родах, а отца Лена никогда не видела. Он бросил маму, как только узнал, что она беременна. До трех лет ее воспитывала бабушка, но потом и ее не стало. Жизнь в приюте была тяжелой. Хотя обездоленные дети поддерживали друг друга, никто из них не знал ласки и любви. Эти маленькие жизни были никому не нужны – как волчата, они держались стаей, были голодными и необогретыми. Постоянное недоедание плохо сказалось на развитии девочки. Лена росла слабой и болезненной. Каким-то чудом ей удалось выжить в сиротинце, а помогла случайность. Одна из воспитательниц заметила, что Лена очень способна и неглупа и взяла ее под свое крыло. Это воспитательница помогла девочке поступить в медицинское училище после выпуска из сиротского дома. Если бы не эта женщина, судьба девушки могла сложиться совершенно по-другому. Многие из ее друзей по несчастью не смогли найти своего места в жизни. Лена, попав в общество «нормальных» людей, которые воспитывались в семьях, с мамами и папами, хотела любым способом выбиться в люди. Она не ожесточилась от трудной жизни в детском доме, не стала завистливой. Нет. Она просто хотела обычной жизни – семейного счастья, как у других людей, а поэтому трудилась, не жалея себя. Девушка мечтала когда-нибудь создать свою семью, в которой будет царить понимание и любовь.
Когда медсестрам предложили подработать, Лена не отказалась. Ей доверили нескольких подопечных. Одним необходимо было делать перевязки, другим уколы. Сегодня девушке предстояло после работы зайти к Глафире Петровне. Старушка пострадала во время пожара и теперь Лена делала ей перевязки. Раны плохо заживали из-за весьма преклонного возраста женщины. Вечером, Лена собиралась встретиться со своим молодым человеком Ильей. Завтра у нее целый день выходной, а на работу выходить только в ночную смену, так что сегодня можно погулять допоздна, тем более она давно обещала Илье сходить с ним в кино.
Илья встретил Лену после работы и вместе они отправились к ее подопечной. Он остался ждать внизу, а девушка поднялась наверх к Глафире Петровне. Лена заметила, как дернулась занавеска в окне старушки, когда она с Ильей подошли к дому. Шаркая ногами в домашних стертых тапочках, Глафира Петровна открыла девушке дверь и расплылась в добродушной улыбке.
— А-а, Леночка, проходите. Я уже заждалась.
Они прошли в гостиную, где она обычно обрабатывала ожоги и делала перевязки. Пока девушка делала свою работу, Глафира Петровна любила завести с ней какой-нибудь разговор. Как и всем старикам, ей хотелось общения. Такая уж у них привычка – поговорить, поучить молодежь, как нужно жить и рассказать что-нибудь из своей жизни.
— Леночка, это ваш молодой человек? – с интересом спросила Глафира Петровна, испытующе смотря на молодую и красивую медсестру.
— Да, это Илья. Мы с ним с детдома знакомы, — ответила она.
— Весьма симпатичный юноша, — причмокивая губами, задумчиво произнесла Глафира Петровна. – Что же он с вами не зашел?
Девушка пожала плечами.
— Это неудобно, — Лена не придумала, что ответить на приглашение старушки. – Ничего страшного, он меня подождет.
— В следующий раз не бросайте его на улице, а поднимайтесь ко мне вместе. Зачем же оставлять его мерзнуть? Осень все-таки, – развела старушка дрожащие от слабости руки. – Поверьте, милая, мне очень приятно увидеть новые лица, а то сижу дома одна целыми днями, — глаза Глафиры Петровны блеснули от накатившихся слез, — если бы не Леонид и вы, совсем бы одичала.
Лена сочувствующе посмотрела на несчастную старую женщину. Глафира Петровна уловила этот взгляд, полный сожаления, и грустно произнесла:
— Да, милая, в старости мало радости. Душа по-прежнему молода, но заключена в этом дряхлом теле. Я перестала смотреть на себя в зеркало, потому что не узнаю себя в нем.
В доме действительно не было ни одного зеркала. Лена заметила это еще во время первого визита к своей подопечной, когда на выходе в коридоре, хотела поправить прическу.
— Ну что вы Глафира Петровна, у каждого возраста свои достоинства. Жизнь на то, чтобы жить, независимо от того, сколько вам лет.
Старушка засмеялась и тут же закашлялась.
— Вы так говорите, милая, потому что еще молоды и красивы.
В это время, дверной замок щелкнул и в гостиную вошел знакомый Глафиры Петровны, о котором Лена почти ничего не знала, кроме того, что он часто навещает ее подопечную. Ему было за восемьдесят. Каждое его появление сопровождалось ворчанием. Видя девушку, он злобно скалился и смотрел на нее как хищник. От взгляда этого старика по коже ползали мурашки.  Вот и сегодня, едва войдя в гостиную, он недовольно буркнул медсестре:
— А-а, ты здесь…
— Леонид, пойди пока на кухню. Не нужно грубить такой милой девушке, — осекла его Глафира Петровна.
Леонид сердито поджал губы, но без возражений удалился на кухню.
— Не обращайте на него внимания, Леночка, он всегда такой был, а сейчас, когда состарился, стал еще несноснее, — старушка нервно засмеялась, и девушке стало неприятно от ее смеха. На мгновение ей показалось, что лицо и тело старушки преобразилось в мертвецки желтые, издавая мерзкий запах гнили и древности. Лена зажмурилась, в попытке сбросить наваждение, а когда открыла глаза, снова увидела перед собой добродушную старую женщину. Ей стало стыдно за неприязнь к такой милой и всегда приветливой Глафире Петровне вдвойне – чисто по-человечески и еще потому, что Лена была медсестрой, а в будущем хотела выучиться на врача. Брезгливое отношение к больным никак не вязалось с миссией врача – помогать людям и спасать жизни. Закончив перевязку, она сообщила, что придет послезавтра после ночной смены. Проведя Лену к двери, при этом тяжело шаркая ногами, старушка укоризненно сказала ей, чтобы в следующий раз, она не заставляла своего молодого человека ждать ее под домом и что она совсем не против компании молодежи и будет даже рада новому гостю.
— Я ведь совсем не выхожу из квартиры. Силы уже не те, — с грустью вздохнула старушка. – Мне и до лифта не дойти.
Девушка сочувствующе погладила старую немощную женщину по плечу. Она ничем не могла утешить ее, кроме своего участия, ведь Лена никак не могла вернуть старушке молодость.
Весь оставшийся вечер она провела с Ильей. Они сходили в кино, а потом до поздней ночи сидели и беседовали в кафе. Илья светился от счастья. Он уже несколько дней вынашивал мысль о том, как лучше сделать Лене предложение.
В следующий вечер счастливая Лена со спокойной душой отправилась на дежурство. Ночная смена оказалось неспокойной. Около полуночи доставили погорельцев – двое взрослых и трое детей, а потом еще какого-то подростка, который получил ожог, балуясь с фейерверками. Всю ночь Лена провела на ногах. Утром, когда смена закончилась, несмотря на усталость, она со всей внимательностью передала дежурство, и только потом отправилась домой. Нужно было отдохнуть после бессонной ночи. На сегодняшний вечер у нее было запланировано несколько дел: сначала прибраться в квартире, затем навестить свою подопечную Глафиру Петровну, а вечером провести время с Ильей. Он каким-то чудом раздобыл дорогущие билеты в театр с участием именитых актеров, которые гастролируя, давали несколько представлений в их маленьком городке. Она добралась домой около девяти. Приняв душ, Лена укуталась в теплое одеяло и сразу заснула.
Проснулась она от громкого шума за стеной. Это ее соседи закатили очередной скандал. Жена, вечно недовольная зарплатой мужа, крыла его последними словами, выказывая ему  свое недовольство в том, что она отдала ему лучшие годы своей молодости, а он, неблагодарный, не ценит ее и заставляет едва ли не голодать. Муж в ответ грозился уйти, потому что ему надоело терпеть ее зачуханный вид и вечно недовольную рожу. Лене вообще было невдомек, как они сошлись и поженились. Подобные скандалы вспыхивали каждую неделю. Она постучала по стене, надеясь утихомирить бушующую пару, но их крики заглушили ее стук. Девушка недовольно поморщилась. Придется вылезать из постели, все равно под такой шум больше не заснуть. За стеной послышался звон разбивающей посуды. Похоже, соседи перешли от криков к действиям. На часах было 13.00. Еще есть время приготовить себе обед и немного похозяйничать. Лена поставила запекать мясо и нарезала овощей для рагу. Пока еда булькала и запекалась, источая тонкий, будящий аппетит аромат, Лена прибралась в комнате. Старый пылесос гудел в такт соседским крикам. Девушка улыбнулась, отметив, что она сравняла счет, потому что теперь соседи стучали в стену ей. Тонкие перегородки разносили по дому шум пылепоглощающей машины, и ее забавляло их негодование. Теперь супруги-крикуны объединились и упорно тарабанили кулаками, высказывая соседке все, что у них накипело. Лена одела наушники и, слушая свою любимую музыку, закончила уборку. Из кухни доносился аромат овощного рагу и запеченного со специями мяса. Пообедав, Лена отметила, что уже начало пятого, а в шесть ей нужно быть у Глафиры Петровны. За окном потемнело. В воздухе почуялось приближение грозы. Неужели будет ливень? Нужно было торопиться, и она заспешила к гардеробу. Еще вчера Лена приготовила платье для сегодняшнего похода в театр. Сейчас девушка достала выглаженное сиреневое платье, очень подходившее к ее белокурым волосам. Платье сидело замечательно. Нежный сиреневый цвет делал Лену нежной и привлекательной. Надев новые туфельки, и бежевый плащ она с упоением вертелась возле зеркала, отмечая про себя, что сегодня она выглядит сногсшибательно. За окном послышался слабый монотонный стук. Лена выглянула в окно, и улыбка сползла с ее лица. Дождь. О светлом платье и новых туфельках можно было забыть. Позвонил Илья и сказал, что зайдет за ней через 10 минут. От досады у Лены выступили слезы на глазах. Но что поделать. Она сняла новое сиреневое платье, аккуратно отправив его на тремпеле в гардероб, и  натянула джинсы. На ноги она одела старые, но удобные кроссовки. Лена опаздывала к своей подопечной Глафире Петровне. Чтобы больше не терять времени, девушка побежала вниз и у самого входа в подъезд столкнулась с Ильей. На нем тоже были джинсы и кроссовки. Илья промок до нитки. Увидев свою любимую, он расплылся в улыбке и протянул ей промокший маленький букетик полевых цветов. Лена схватила цветы и Илью за руку.
— Опаздываем, — отчеканила она и потянула его за собой. Они понеслись к трамвайной остановке. Ехать нужно было в другой конец города.
Ливень лил непроглядной стеной. Выйдя из транспорта, ребята заспешили ко входу в высотный дом. Когда они добрались до подъезда, то оба уже промокли до нитки. В подъезде было темно. Кто-то выкрутил лампочку. Справа послышался шорох. Лена испуганно прижалась к Илье. Раздался щелчок, и слабый свет зажигалки вырвал из темноты недовольное лицо Леонида.
— Глафира Петровна захотела, чтобы я встретил вас, — сердито сказал он, при этом дернув правым плечом. Так он делал всегда, когда злился. – Можете взять вашего молодого человека с собой, — сказал он, как будто это должно было все объяснить. Подсвечивая зажигалкой, он пошел к лифту, маня за собой перепуганную девушку и удивленного парня.
Глафира Петровна расположилась на диване в гостиной. Увидев молодых людей в сопровождении Леонида, она принялась извиняться за то, что им пришлось намокнуть под дождем и за то, что создала им столько неприятностей.
— Леонид, пока Леночка сменит повязки, угости молодого человека нашим фирменным чаем.
Старик сегодня был самой вежливостью. Он пригласил Илью на кухню, откуда вскоре послышался металлический звук чайника, поставленного на плиту. С перевязкой Лена управилась быстро, отметив про себя, что сегодня Глафира Петровна выглядела более чем странно – лихорадочный блеск в глазах и пылающий румянец на старческих щеках натолкнули на мысль о том, что старушка приболела. На всякий случай, девушка протянула Глафире Петровне градусник, но температуры не было. На пороге кухни показался Илья.
— Ты закончила? – недовольно спросил он и Лена растерялась от такой грубости. – Собирайся, я проведу тебя домой, — Илья никогда с ней так не разговаривал. Они ведь собирались сегодня в театр. Позади шаркающей походкой и держась о стены, показался Леонид. Он выглядел растерянным и словно бы постаревшим. Илья схватил Лену за руку и потащил к выходу.
Всю дорогу домой Лена с трудом сдерживала слезы. Илья сидел рядом как чужой. Его словно подменили. Он с интересом рассматривал свои руки и о чем-то думал. Девушка пребывала в недоумении. Что могло случиться с Ильей на кухне за те 10 минут, что она делала перевязку. Даже взгляд у Ильи изменился. Он стал колкий, ядовитый, злой. «Такой же недобрый взгляд у Леонида», — отметила про себя Лена. Ночью она не могла заснуть, ворочаясь с боку на бок. Илья довел ее до дома, а затем без каких-либо объяснений развернулся и ушел. Это было ненормально. Дико. Странно. Все утро девушка ждала, что он позвонит. Работа в этот день была для нее мучением. Она то и дело возвращалась мыслями во вчерашний день, была рассеянной и невнимательной. Под конец дежурства Лена схлопотала серьезный выговор от старшей медсестры, потому что забыла поставить пациенту капельницу. Илья не звонил. Уже вечером, сдав смену, Лена сама набрала его номер. Первый раз – в ответ лишь долгие гудки. Второй раз – снова молчание. Третий раз – тишина. Илья не брал трубку. Обида и непонимание захлестывали девушку. Вернувшись домой, она предприняла еще несколько попыток дозвониться парню, но тот упорно игнорировал ее. Около девяти вечера, когда раздался звонок, у Лены бешено заколотилось сердце. Ей с трудом удалось скрыть разочарование, когда она услышала голос подруги. Немного поболтав с ней, Лена, сославшись на усталость после работы, поспешила закончить разговор. В выходные Илья так и не объявился. С опухшими от слез глазами и темными кругами от переживаний и гнетущих домыслов, Лена с трудом отработала смену в понедельник. Сегодня вечером ей нужно было зайти еще к Глафире Петровне.
Шок настиг Лену, когда она, зайдя к своей подопечной, увидела Илью. Он сидел на коленях перед Глафирой Петровной, положив свою голову ей на колени, а она играла его волосами, запускания свои старческие руки в его черные кудри.
— Илья? Что ты здесь делаешь? – только и спросила Лена, глубоко пораженная увиденным. Он отнял голову от коленей своей покровительницы и, отрешенно посмотрел на Лену. Лихорадочный блеск в глазах старушки заставил девушку содрогнуться. Глафира Петровна кивнула молодому человеку, очевидно, отдав ему немой приказ, и тот начал наступать на девушку. Первый шок прошел. Оцепенение отпустило ее, и она бросилась к двери. Парень помчался за ней. Лена на ходу толкнула стул и Илья, зацепившись за него, упал на пол. Девушка схватилась за дверную ручку и открыла дверь, готовая выскочить из ловушки, в которой оказалась.
— Лена, — раздался жалобный голос молодого человека, поднимающегося на ноги. – Что с тобой? Что ты делаешь? Это я, Илья. Разве ты не узнаешь меня?
Чтобы не спугнуть Лену, он приподнял руки, так словно сдается, и тихонько, мелкими шагами, подступал к ней.
— Я твой Илья. Смотри. – Он подошел совсем близко и протянул ей руку. – Прикоснись ко мне.
Девушка начала думать, что сошла с ума. Перед ней стоял ее любимый и жалобно смотрел на нее. Ей стало страшно. Что с ней такое? Она протянула руку Илье. В это мгновение, он вздернул правым плечом. Так всегда делал Леонид, когда злился. Это был его жест, который Лена не спутала бы ни с каким другим. Она отдернула руку назад. Озлобленный Илья бросился вперед, но лишь кончиками пальцем скользнул по плащу. Девушка выскочила на лестничную клетку и помчалась вниз. Хотя молодой человек не преследовал ее, она бежала без оглядки, пока не выскочила на улицу. В это время Илья вернулся к своей покровительнице и снова присев у ее ног, положил голову ей на колени.
— Не беспокойся. Она сама придет к нам, — уверенно сказала старушка, гладя его по черным кудрям.
— Но у нас мало времени. Ты умираешь, — в голосе молодого человека звучала неподдельная тревога.
— У нас есть еще неделя. Этого времени хватит. Я думаю, что нам не придется ждать даже столько.
— А что если она не придет? – испуганно произнес молодой человек, уставив полный любви и обожествления взгляд на Глафиру Петровну.
— Она придет. Она влюблена. Разве ты смог бы бросить меня в беде? – улыбаясь, спросила она.
— Нет! Нет! Никогда! – запротестовал молодой человек.
— Вот и она не сможет. Ты оставил Илью там, где я тебе велела?
— Да, — коротко ответил он.
— Хорошо, мой милый. Нужно подготовиться. Завтра она будет у нас. Скоро я снова буду молодой. Ты выбрал хорошее тело. Оно сильное и красивое. И тело девчонки мне нравится. Мы удачно подобрали кандидатов.   
— О, да! – благоговейно произнес молодой мужчина. – Мы будем жить вечно, моя любимая. Мы будем вместе навсегда.
Старушка склонилась и поцеловала молодого человека в черные кудри, а он жадно припал с поцелуем к ее старческой руке.
Только выскочив на улицу, Лена осмелилась оглянуться. Погони не было. Ей все еще было страшно. Унося ноги прочь, она побежала по знакомой алее. Неожиданно ее кто-то схватил за руку. Лена испуганно вскрикнула. Устремив взгляд на мужчину, страх в ее глазах сменился удивлением. На скамье сидел Леонид. Осенний день выдался прохладным. Он сидел, сгорбившись, и плотно укутавшись в плащ. В глазах его была тоска и мольба о помощи. Он выглядел больным и очень старым. Все еще не отпуская руку Лены, он как будто пытался сжать ее, подать какой-то знак. Смотря в ее широко открытые глаза, он вдруг заплакал. Это был не тот злой старик, который раздражался ее приходам. Девушка смотрела на него, и чувствовала в нем родственную душу. Ее как магнитом тянуло к нему. Она видела в нем мягкость и добродушие, она узнавала в нем своего Илью.
— Илья, это ты? – побледнев, спросила Лена. Старик заплакал еще сильнее, прильнув к девушке, как ребенок, ищущий помощи и защиты…
Илья в старом одряхлевшем теле Леонида спал на диване в квартире Лены, пока она сидела за компьютером и перечитывала легенды и истории, которые были связаны с обменом тел. Ей попадались совершенно нелепые выдумки, явно приукрашенные рассказы фантазеров, пересказы мистических случаев с чужих слов, но не было того, что она искала. До глубокой ночи девушка просматривала страницу за страницей. Отчаяние нарастало как снежный ком. Кажется, она натолкнулась на что-то интересное. В 18 веке, когда процветал культ Вуду,  появились первые предания о том, что несколько вудуистов продали душу темным силам в обмен на вечную молодость. Легенды гласили о том, что в это страшное время в одном из древних поселений стали пропадать молодые люди. Потом они возвращались, но были уже другими. В деревне тяжело что-либо утаить, поэтому люди быстро смекнули, что к чему. Еще и появление немощных стариков, которые возвращались домой и рассказывали, что стали жертвами черных магов, подняло всех от мало до велика. Напуганные люди объявили охоту на темных магов и, как в говорилось в легендах, истребили их. «Охваченные пламенем, они сгорали дотла, ибо не было иного способа погубить их черную душу, как уничтожить тело, которое они захватили», — прочитала Лена. Ожоги на теле Глафиры Петровны, догадалась девушка, возникли неспроста. Каким-то чудом она спаслась от преследований. Появление ожоговых ран на ее теле означало, что пришло время его менять. Она разрушалась. Лена продолжала искать. Должно быть что-то еще, чего боятся эти колдуны. Вариант с сожжением мага на костре, ей не подходил, потому что она не могла своими собственными руками уничтожить тело Ильи. Снова страница за страницей. Ничего. Кое-где упоминалось что-то о встрече со своим наибольшим страхом. «Узрев свое истинное лицо, они дико кричали, потому что не могли вынести вида своего изгнившего тела и черной души». Под утро Лена устало откинулась на спинку стула. Мысленно возвратившись в свою первую встречу с Глафирой Петровной, она вспомнила все, что в тот день показалось ей особенно странным и, словно вспышка яркого света, ей пришел ответ. Илья угасал вместе с телом Леонида, поэтому нужно было действовать как можно быстрее. Лене было страшно. Илья в теле Леонида заворочался на диване. Он был очень слаб. Сердце сжалось, когда он тихим голосом позвал ее и попросил воды. Смотря, как он дрожащими слабыми руками с трудом держит чашку, Лена приняла решение. Она слишком много потеряла в жизни, и теперь она не хочет, не может, потерять Илью. Если ей суждено погибнуть, то она сделает это вместе с ним. Нужно было подготовиться. Илья был очень слаб, но без него ей не справиться. Она рассказала ему свой план. Поздним вечером, дождавшись темноты, девушка стояла перед квартирой старушки. Она позвонила, и дверь ей открыл Леонид в теле Ильи. Увидев ее на пороге, он зло усмехнулся. Дрожь пробежала по коже при виде любимого, но Лена знала, что это не он, а только его тело. Душа в нем принадлежит ненавистному Леониду.
— Заходи, — скомандовал он.
В квартире царил полумрак. Лена зашла, и прикрыла за собой дверь. Однако щелчок замка не раздался. Леонид, окрыленный своим успехом, даже не заметил этого. Она прошла за ним в гостиную. Глафира Петровна сидела на диване и торжествующим взглядом осматривала свое будущее тело.
— Я же говорила, что она придет, — горделиво сказала она Леониду. Тот покорно склонил голову.
Легкая дрожь, как озноб, колотила девушку, но она бесстрашно посмотрела на Глафиру Петровну:
— Я знаю, кто вы и что сделали!
Старуха захохотала.
— Знаешь? Тогда ты знаешь, что тебя ждет! – злобно заключила старуха. — Мне подойдет твое тело. Мне всегда нравилось иметь белоснежную кожу.
— У вас ничего не выйдет! – крикнула Лена, сжав кулаки.
Леонид оскалился и взглянул на Глафиру Петровну, ожидая приказа. Старуха кивнула. Как хищник он в один прыжок оказался возле своей жертвы и набросился на нее. Крепко сжав девушку, он потащил ее к дивану, а затем бросил на пол перед старухой, удерживая за плечи в таком рабском положении. Когда Лена оказалась на коленях перед своей бывшей подопечной, он немного ослабил хватку, а Глафира Петровна схватила девушку за горло. Лена почувствовала, как ее сознание магнитом потянуло в старое тело, а ее собственное тело стало заполняться чужой злой сущностью Глафиры Петровны. Леонид горящим взглядом воззрился на девушку и в этот момент позади в темноте раздался слабый шорох. Он инстинктивно обернулся. С зеркала в полурост человека соскользнула ткань, и Леонид встретился со своим отражением. Мгновение и он закричал так, как может кричать дикий зверь, сраженный пулей. Глафира Петровна, так и не завершив обмен телом, со всей мочи ударила Лену и бросилась на помощь к Леониду. Она схватила его за плечи, чтобы оторвать от зеркального отражения, но он оттолкнул ее. Это уже снова был настоящий Илья. Леонид, вернувшись в свое старое тело, больше не мог управлять им. Руки его не слушались, поэтому он так и застыл с зеркалом в руке. Глафира Петровна с ужасом посмотрела на него. Илья отпрыгнул в сторону, и она увидела не только смертельно-бледное лицо Леонида, но и свое отражение в зеркальной поверхности, которую держали непослушные руки Леонида.
Старуха не кричала. Столкнувшись со своим истинным лицом, также как и ее древний любовник, она не смогла вынести его вида. Глафира Петровна подняла руку, пытаясь разбить зеркало, но не успела, упав замертво к ногам Леонида. Еще через секунду из его рук на пол упало зеркало, разбившись вдребезги, а потом и сам Леонид, камнем рухнул рядом с Глафирой Петровной. Оба были мертвы.
Прошло несколько дней после случившегося ночью в квартире бывшей подопечной Лены. В газетах писали о таинственной гибели двух стариков, но ни одна из газетных версий ни на шаг не приблизилась к истинной разгадке. Только Лена и Илья знали правду. Пережитое сплотило их еще больше. Они не предали друг друга. Только тот, кто любит всей душой никогда не бросит в беде и они доказали это. А еще они вынесли для себя ценный урок. Все люди боятся старости и смерти. Эта тайна продолжает оставаться для человечества самой сокровенной из тайн. Доподлинно известно лишь одно: никому не суждено жить вечно.

E-mail: munacralot@gmail.com
©Камалия Готти-2017. Все права защищены.